Abstract

SUMMARY:

The aim of this article on the interaction of various confessional models is to illustrate interimperial rivalry in the matter of religious freedoms by focusing on the institutionalization of the Ottoman Armenian and Jewish millets in the period following the Crimean War and the promulgation of the 1856 Reform Decree in the Ottoman Empire, which granted equality to all subjects of the Sultan before the law. The article shows how this institutionalization and regulation of religious communities faced the challenge of other confessional models developed outside the Ottoman Empire and how the Crimean War crystallized a process that had already started in decades prior to the promulgation of the 1856 Edict. While prioritizing the influence of the Jewish consistorial model of France and French constitutionalism on the Ottomans, this essay also takes into consideration how the Ottoman and Russian empires interacted with one another as regional competing powers when centralizing their regimes of faiths in the nineteenth century. The cross-imperial case study of Jews and Armenians also illustrates the global impact of Napoleonic codes of which the “régime des cultes” was an important component. In that respect, the article exemplifies the extent to which religious communities became important human channels, consciously or unconsciously, that spread the Napoleonic confessional model beyond the French territory. It also shows the interaction of various Islamic contexts (Ottoman, Egyptian, and Algerian) in the governance strategy of the non-Muslims.

Резюме:

В статье рассматривается соперничество между Российской и Османской империей в сфере религиозных свобод. В частности, речь идет об институционализации армянского и иудейского миллета в Ос-манской империи после Крымской войны и провозглашения фирмана о реформах 1856 года, предоставившего равенство перед законом всем подданным султана. Автор показывает, как конфессиональные модели, созданные за пределами Османской империи, влияли на институцио-нализацию и регулирование религиозных сообществ. Крымская война способствовала утверждению тенденции, зародившейся за несколько десятилетий до принятия фирмана 1856 года. В частности, особое влияние на османскую систему регулирования конфессий оказала французская модель еврейской консистории и французский конституционализм в целом. Одновременно происходило взаимодействие Османской и Российской империи как соперничающих региональных держав, на протяжении XIX века проводивших линию на централиза-цию конфессиональной политики.

Иудейские и армянские религиозные общины выступают как удоб-ные объекты имперского сравнения. Политика в отношении этих общин демонстрирует глобальный характер влияния Кодекса Наполеона, важной частью которого являлся “régime des cultes”. Автор подчерки-вает, что транснациональные религиозные сообщества стали важными каналами как целенаправленного, так и неосознанного распространения конфессиональной модели Наполеона за пределы территории Франции. Кроме того, в статье рассматривается взаимоналожение нескольких исламских контекстов (османского, египетского и алжирского) при выработке стратегии управления немусульманскими подданными Османской империи.

pdf

Additional Information

ISSN
2164-9731
Print ISSN
2166-4072
Pages
pp. 59-85
Launched on MUSE
2017-06-02
Open Access
No
Back To Top

This website uses cookies to ensure you get the best experience on our website. Without cookies your experience may not be seamless.