In lieu of an abstract, here is a brief excerpt of the content:

Ab Imperio, 3/2001 589 Сергей СКОБЕЛЕВ1 А. С. Зуев. Сибирь: вехи ис- тории (ХVI-XIX вв.). Учебное пособие для учащихся старших классов общеобразовательных учреждений. Новосибирск: ИНФОЛИО-пресс, 1998. Новосибирским издательст- вом “ИНФОЛИО-пресс” в 1998 г. издано учебное пособие для уча- щихся старших классов общеоб- разовательных учреждений “Си- бирь: вехи истории (XVI-XIX вв.)”, подготовленное деканом гуманитарного факультета Ново- сибирского государственного университета доцентом А. С. Зуевым. Необходимость в изда- нии подобной работы назрела уже давно, и следует особо по- благодарить ее автора за то, что он взял на себя столь нелегкую обязанность. Действительно, сложная и противоречивая исто- рия присоединения Сибири, взаимоотношений русского и ко- ренного населения, ситуация со статусом и реальным положени- ем данной территории в составе Российской империи (колония или составная часть собственно России) вызывали и вызывают до 1 Работа выполнена по гранту РФФИ № 00-06-80462. сих пор ожесточенные научные и политические споры.2 Конечно, можно сказать, что для учащихся общеобразователь- ных учреждений не так уж и важны отдельные аспекты оценок тех или иных исторических со- бытий и явлений – для них явля- ется главным получение и усвое- ние конкретной фактологии, свя- занной с историческим развитием того региона, где они живут. Од- нако наше время характеризуется повсеместным пересмотром прежних исторических оценок и разнобоем мнений по поводу конкретных событий сибирской истории. Кроме того, в последние годы появилось множество око- лонаучных публикаций, а иногда и просто спекуляций на темы, связанные с историей и судьбой региона. Ясно, что требуется та- кой труд, где бы на твердой и достоверной научной базе в дос- тупной форме были изложены основные факты истории и даны их объективные оценки, свобод- ные от преувеличения значимо- сти классовой борьбы в ходе ис2 Г. Г. Котожеков. Культура народов Саяно-Алтайского нагорья. Абакан, 1992. С. 78-90; И. В. Октябрьская. Тюр- ки Алтая: проблемы многонациональ- ного сообщества // Народы Сибири: права и возможности. Новосибирск, 1997. С. 48; Г. И. Пелих. Селькупы: в сибирской тайге умирает народ // Наро- ды Сибири: права и возможности. Но- восибирск, 1997. С. 122-127. Рецензии 590 торического развития региона (как это было характерно для всех учебников по истории Рос- сии и учебных пособий по исто- рии Сибири или ее отдельных территорий, изданных в совет- ское время) и в то же время отме- тающие все те крайности в под- ходах к освещению сибирской истории, которые мы постоянно встречаем в новейшей литературе научно-публицистического ха- рактера, сообщающей нам о “си- бирской колонии”, об “истребле- нии коренных народов” и т. п.3 Как бы мы не оценивали степень восприимчивости подрастающего поколения к мнениям спорящих между собой историков, полито- логов и публицистов, тем не ме- нее, налицо определенный хаос в представлениях молодежи об ис- торическом прошлом Сибири. И в данном отношении появление учебного пособия, где все подоб- ные явления получают достаточно объективную оценку, становится важным событием. Пособие освещает основные события, явления и факты, слу- чившиеся в Сибири и на сосед- них территориях в течение XVII - первой половины XIX вв. Харак- тер изложения, стиль подачи ма- териала и его педагогическое оформление заслуживают высо- ких оценок. Главная цель, по3 Л. Р. Кызласов. О присоединении Ха- касии к России. Абакан-Москва, 1996. ставленная автором в данной ра- боте, несомненно, достигнута. К чести автора следует отметить, что в работе присутствует общее понимание сути происходивших политических, социально- экономических и этнических процессов в Сибири, а их ход и особенности показаны в высшей степени объективно. Однако не- которые частности, акценты, из- ложение отдельных исторических фактов вызывают существенные претензии. Заметная неопреде- ленность отдельных терминов и понятий также приводит к недо- разумениям. На данных недоче- тах и хотелось бы остановиться подробнее. При этом следует иметь в виду, что автором данной рецензии более тщательно анали- зировались те проблемы и недо- четы учебного пособия, тематика которых близка его собственным исследованиям. Естественно, что не все во- просы исторического развития Сибири оказались охваченными в пособии. Думается, что в даль- нейшем специалистами по иным отраслям сибиреведения (истори- ками-аграрниками, культуроло- гами, этнографами и т. д.) это бу- дет восполнено и мы получим широкий спектр мнений о дан- ной, несомненно, актуальной и своевременной работе. Тем не менее, остановимся на тех недос- татках книги, которые нам ка- жутся наиболее существенными. Ab Imperio, 3/2001 591 Так, например, данная работа, судя по ее названию, посвящена истории Сибири. Под Сибирью современной географией понима- ется совершенно определенная территория, которая отнюдь не идентична всему тому, что нахо- дится к востоку от Уральского хребта.4 Автор же пособия рас- сматривает и регионы, которые к Сибири не относятся и не отно- сились ранее – например, некото- рые районы Дальнего Востока. Но при этом из описания исклю- чаются остров Сахалин и Ку- рильские острова. В частности, никак не описываются айны Ку- рильских островов, вплоть до конца рассматриваемого периода проживавшие на территории, на- ходившейся под русской юрис- дикцией, в то время как в работе упоминаются народы Амура и Приморья, часть которых нико- гда не входила в русское поддан- ство в течение указанного перио- да (стр. 6 пособия). На стр. 247 упоминается о консолидации в XVIII – начале XIX в. народов, проживавших на территории Ту- вы, хотя известно, что Тува толь- ко в 1944 г. вошла в состав СССР. На мой взгляд, упоминания о тер- риториях и народах, вошедших в состав Русского государства после середины XIX в., в данной работе 4 Н. А. Гвоздецкий, Н. И. Михайлов. Физическая география СССР. Азиат- ская часть. Москва, 1963. неправомерны, поскольку это не увязывается с принятыми хроно- логическими рамками. Названия некоторых этниче- ских групп, географических объ- ектов, титулов и т. п. приводятся с ошибками. Например, на стр. 6 упоминаются некие “эудинцы” (вместо, видимо, эуштинцев, проживавших в бассейне реки Томи). На стр. 19 приводится от- рывок из сочинения С. Гербер- штейна (1549 г.), писавшего о том, что река Обь начинается “из Китайского озера”; автором к этому сообщению дается ком- ментарий, где говорится, что С. Герберштейн допустил географи- ческую ошибку. На самом же де- ле, ошибки здесь нет, поскольку уже в более позднее время в рус- ских документах иногда встреча- лись упоминания об озерах Зай- сан и Телецком (как известно, принадлежащих к бассейну Оби) с применением данного опреде- ления. На стр. 40 упоминается северомонгольский “алтын-хан Лубсан-тайджи”; как можно ви- деть, в данном титуле смешаны понятия разного уровня - один и тот же человек называется одно- временно и ханом, т.е. верховным правителем, и тайджи, т.е. полко- водцем, занимающим по отноше- нию к хану подчиненное положе- ние. В отдельных случаях события, действительно происходившие в указанный исторический период, Рецензии 592 неправомерно экстраполируются на более раннее время – напри- мер, на стр. 15 говорится, что до прихода русских людей чукчи “досаждали юкагирам и коря- кам”. Действительно, в конце XVII-XVIII вв. имели место мно- гочисленные конфликты чукчей с юкагирами и коряками, однако относить данное явление к более раннему периоду нет достаточ- ных оснований, тем более, что первые упоминания о таких кон- фликтах появляются в письмен- ных источниках лишь с конца XVII в. Смещение понятий исто- рико-этнографического характера отмечается и в описании дауров и дючеров Верхнего Приамурья XVII в., которые, по мнению ав- тора, были похожи на китайцев, т. к. их мужчины, в том числе, носили на голове косы; на самом же деле, собственно китайцы (ханьцы) косы стали носить, в основном, только после падения в 1644 г. империи Мин под уда- рами армии повстанцев и мань- чжурских войск и вынужденно – в знак подчинения их императо- рам Цин (т.е., маньчжурской им- перии), поскольку обычай ноше- ния кос мужчинами был харак- терной этнографической чертой именно народов тунгусо- маньчжурского происхождения, к которым и принадлежали дюче- ры. В данном отношении следо- вало бы лучше сказать, что это китайцы (ханьцы) в XVII в. стали похожи на маньчжуров и дюче- ров после своего подчинения Ци- нам (многие из дючеров, кстати, в то время и позднее служили в армии Цин и участвовали в за- воевании Китая). Подобное же смещение поня- тий встречается и в тех случаях, когда автор упоминает определе- ние “китайский” применительно ко второй половине XVII-XIX вв. Например, на стр. 63 известный политический деятель XVIII в. Канси назван “китайским импе- ратором”; император династии Цин Канси никак не мог быть “китайским”, поскольку являлся маньчжуром по происхождению и собственно Китай рассматри- вал, как и его предшественники и потомки, лишь в качестве поко- ренной и присоединенной терри- тории. Вплоть до XX в. все импе- раторы Цин коренными землями своей державы считали террито- рию Маньчжурии, куда доступ ханьцам долгое время был за- прещен или ограничен.5 Поэтому применительно к империи Цин, ее правителям, территории, госу- дарственной политике и т.п. не- правомерно применять термины “китайская”, “китайские”, а так- же иные понятия, связанные с собственно Китаем, являвшимся, 5 История Северо-Восточного Китая. XVII-XX вв. Кн. 1. Маньчжурия в эпо- ху феодализма (XVII - начало XX в.). Владивосток, 1987. Ab Imperio, 3/2001 593 как, например, Монголия, Вос- точный Туркестан и Тибет, лишь частью (хотя и самой крупной) данной державы. В отношении межгосударственных связей, со- ответственно, нельзя употреблять применительно к данному време- ни выражения типа “русско- китайские отношения” (стр. 138). Следует всегда помнить об ука- занных особенностях данной ис- торической ситуации и не допус- кать отождествления двух разных понятий, тем более, не допускать (как сделано на стр. 65) одновре- менного их использования. Иногда автор указывает не все исторические факты, относив- шиеся к тем или иным явлениям или процессам. Так, например, при описаниях процесса присое- динения к Русскому государству территории юга Приенисейского края в числе прочих не упомяну- ты строившиеся здесь Ломов- ской, Ачинские, Косогольский остроги и, наоборот, назван не- существовавший – некий Мину- синский (стр. 147), якобы постро- енный в 1707 г. Встречается от- несение времени строительства одного и того же острога к раз- ным годам. Например, на стр. 41 сказано, что Саянский острог был построен в 1717-1718 гг., а на стр. 147 датой его основания указан 1709 г. Желательно было бы так- же говорить о строительстве не- которых из этих острогов (Второ- го Абаканского и Саянского) лишь после изложения материа- лов относительно увода в 1703 г. кыргызов джунгарами с Енисея, поскольку строительство данных острогов и стало возможно толь- ко в результате указанного собы- тия. Видимо, не следует затем вновь (стр. 147) повторять изло- жение о ходе присоединения данной территории. В работе (стр. 68 и 73) упоми- нается о народах, которые про- явили в ходе присоединения Си- бири особенную воинственность (тунгусы, чукчи и юраки) или ве- ли самую отчаянную борьбу с русскими людьми (коряки, кам- чадалы и чукчи). Здесь по праву следует назвать и енисейских кыргызов, которые в течение почти целого века вели ожесто- ченную борьбу против русских властей и сразу в нескольких си- бирских уездах достигли в этой борьбе ряд несомненных успехов, показав высокое воинское мас- терство. Собственно говоря, включение в состав Русского го- сударства территории Присаянья и стало возможно лишь после увода отсюда кыргызов джунга- рами на территорию современно- го Восточного Казахстана. По- этому утверждение автора о том, что только самые отсталые наро- ды проявили высокую воинст- венность, поскольку они не знали системы господства и подчинения (стр. 73), не является универсаль- ным для всей Сибири (как извест- Рецензии 594 но, сами кыргызы были данника- ми монгольских правителей), тем более что далее (на стр. 74) автор сам упоминает о сильном проти- водействии процессу включения Южной Сибири в состав Русского государства со стороны кочевни- ков и о непрерывной войне с ними в течение XVII века. Говоря о процессе сбора ясака в Сибири, не следует считать, как полагает автор пособия, что со- провождавшая его раздача ясач- ным людям “металлических из- делий, бус, тканей, хлеба, зеркал, водки и т.п.” была “раздачей по- дарков”. На самом деле, такие раздачи являлись частью узако- ненной процедуры и все пере- численные товары входили в со- став “государева жалованья”, ко- торое в обязательном порядке должно было выдаваться корен- ным жителям в качестве поощре- ния за сданный в срок и в полном объеме ясак.6 Неверно утверждение автора о том, что у русских людей якобы потому не было экономической заинтересованности в вытесне- нии с земель местных абориге- нов, что большая часть террито- рии Сибири считалась непригод- ной для земледелия. Как извест- но, одной из важнейших причин продвижения русских людей в 6 История Сибири. Т. 2. Сибирь в со- ставе феодальной России. Ленинград, 1968. С. 129. Сибирь было стремление получе- ния ценной пушнины. Охота и промыслы оставались одними из важнейших занятий русского на- селения Сибири и в течение всего последующего времени. Извест- ны многочисленные случаи убийств коренными жителями русских промышленников, кото- рых они заставали в своих охот- ничьих угодьях. Однако цен- тральная власть, заинтересован- ная в поступлении ясака, никогда не давала разрешения на истреб- ление аборигенов. Как можно ви- деть, поле для экономической конкуренции и в районах, непри- годных для земледелия, всегда существовало. Поэтому в попыт- ках объяснения причин сохране- ния большинством сибирских эт- носов территорий своего рассе- ления не следует делать особый упор только на подобный “объек- тивный” фактор. Вряд ли бы по- мешало вытеснению или уничто- жению аборигенов в Сибири и упоминаемое автором в качестве другого “объективного фактора” наличие большого количества свободных земель; как известно, на Алеутских или Курильских островах, на Камчатке земельной тесноты в XVIII в. не отмечалось, однако численность коренного населения здесь падала. Вероят- но, все-таки главной причиной сохранения большинства сибир- ских этносов и роста совокупной численности коренного населе- Ab Imperio, 3/2001 595 ния в XVII-XIX вв. была именно адекватная их жизненным инте- ресам политика государства, что справедливо отмечал перед этим сам автор. Необходимо также определить и некоторые понятия, связанные с характеристикой демографиче- ского развития сибирских этно- сов. Например, на стр. 247 гово- рится о том, что уже в конце ХVIII в. такой народ, как юкаги- ры, оказался на гране исчезнове- ния как этнос. Однако известно, что численность юкагиров нахо- дится приблизительно на одном уровне с конца XVII в. и по на- стоящее время. Юкагиры до сих пор ощущают себя (несмотря на небольшую численность) отдель- ным этносом и обладают боль- шинством необходимых для этого атрибутов. Вероятно, примени- тельно к таким ситуациям (кстати, достаточно распространенным в Сибири) понятие “грань исчезно- вения как этнос” нуждается в до- полнительном уточнении. Следует, видимо, расставить акценты и в проведенном авто- ром сравнении ситуации со сме- шанными браками в Сибири и в Америке. Действительно, в Си- бири дети от смешанных браков никакой дискриминации со сто- роны официальных властей не испытывали. Однако учитывая, что в Сибири людей смешанного в этническом и расовом отноше- нии происхождения все-таки на- зывали специальными термина- ми, иногда носившими уничижи- тельный оттенок (“болдыря”, “карым”, “чалдон”), нельзя ис- ключать того, что остальное на- селение (русское и коренное), как-то отличало эту группу жите- лей Сибири, отделяя их от себя. Думается, что автору в дальней- шей работе, при рассмотрении процессов этнического развития в Сибири, следовало бы указы- вать (в соответствующих случа- ях) и на факты вхождения рус- ских людей в состав коренных народов, что, к сожалению, авто- ром не сделано. Например, на стр. 246 говорится о сложении из якутизированных тунгусов ново- го народа – тюркоязычных дол- ган, однако не упоминается, что в состав его вошла и крупная груп- па русского населения (т. н. “за- тундренные крестьяне”).7 Вместе с тем, следует опреде- литься и с распространенным в литературе утверждением (по- вторяемым и автором, хотя и в неопределенной форме), что рус- ские люди принесли с собой в Сибирь новые заболевания, но- сившие эпидемический характер, которые, якобы, ранее здесь были неизвестны. Можно уверенно сказать, что все основные болез- ни, носившие характер эпидемий, 7 Б. О. Долгих. Происхождение долган // Сибирский этнографический сбор- ник. Вып. V. Москва, 1963. С. 93. Рецензии 596 были известны в Сибири, по крайней мере в ее южных рай- онах, еще с эпохи раннего сред- невековья. Так предки хакасов считали, что оспа к ним приходит из-за Саян, из страны, где не вя- нут травы и не замерзают реки. Подобные представления суще- ствовали также у кетов и нгана- сан.8 Вся вина русских людей в данном отношении (если, конеч- но, считать это виной) заключает- ся лишь в том, что они, начиная с конца XVI в., необычайно активи- зировали процессы человеческих контактов в Сибири, включив в них жителей самых отдаленных ее районов. Единственной новой бо- лезнью, которую реально принес- ли с собой русские люди (о чем можно говорить достаточно уве- ренно) был лишь сифилис (“фран- цузская болезнь”), пришедший в Европу, как считается, из Амери- ки. Вероятно, при освещении ука- занной проблемы также необхо- димо расставить акценты. Важной особенностью рецен- зируемой работы является замет- ное смещение внимания на про- блемы исторического развития северо-восточных районов Сиби- ри и соседних территорий – Чу- котки и Камчатки. Вполне понят- но, что исследовательские инте- ресы автора связаны в настоящее время именно с этими террито8 В. Я. Бутанаев. Этническая культура хакасов. Абакан, 1998. С. 255-256. риями и ему представляется важ- ным обратить особое внимание на протекавшие здесь историче- ские процессы, поскольку общий уровень их изученности заметно ниже по сравнению с другими районами. Однако нельзя вновь не упомянуть о том, что фор- мально, все-таки, речь здесь идет не о территории Сибири, а общий баланс внимания к тем или иным районам всегда должен соблю- даться в работах подобного рода. Несмотря на отмеченные не- достатки, связанные, в основном, с изначальной неопределенностью географических границ рассмат- риваемой в пособии территории, а также с размытостью некоторых географических, этнических и по- литических терминов (что, кстати, характерно и для многих чисто научных по жанру, исследова- тельских работ других авторов), рецензируемое учебное пособие, в целом, вносит неоценимый вклад в процесс обеспечения историче- ского образования в школах си- бирского региона. Думается, это не последнее издание данной кни- ги и в дальнейшей работе над ней автор устранит все имеющиеся недостатки, что позволит считать ее одним из образцов объективно- го изложения огромного и разно- планового исторического мате- риала, до сих пор вызывающего разноречивые оценки у исследо- вателей-сибиреведов. ...

pdf

Additional Information

ISSN
2164-9731
Print ISSN
2166-4072
Pages
pp. 589-596
Launched on MUSE
2015-10-07
Open Access
No
Back To Top

This website uses cookies to ensure you get the best experience on our website. Without cookies your experience may not be seamless.