In lieu of an abstract, here is a brief excerpt of the content:

Reviewed by:
  • Русская эмиграция в Египте (1920-е–1980-е гг.): История by В. В. Беляков
  • Людмила Климович (bio)
В. В. Беляков. Русская эмиграция в Египте (1920-е–1980-е гг.): История. Документы. Некрополь. Санкт-Петербург: Алетейя, 2018. 264 с. Указатель имен. ISBN: 978-5-906980-46-5.*

Рецензируемая монография доктора исторических наук, научного сотрудника Института востоковедения РАН, посвящена русскоговорящей эмигрантской общине в Египте. Среди многочисленных работ по истории российской эмиграции исследования В. В. Белякова выделяются обращением к этой малоисследованной проблеме.1 Новая книга подводит итог почти тридцатилетней кропотливой работы автора, которой способствовала его длительная командировка в Египет (с 1986 по 2000 гг.) в качестве корреспондента газет "Правда" и "Труд".2 [End Page 320]

Книга состоит из авторского текста и приложения, занимающего половину ее объема. Приложение включает информацию о российском православном некрополе в Египте и архивные документы, как из российских репозиториев, так и из Национального архива Египта. В своем исследовании автор опирается, помимо этих архивных материалов, на опубликованные источники и интервью с потомками эмигрантов.

Авторский текст состоит из серии кратких очерков, распадающихся на множество отдельных сюжетов, но объединенных одной центральной идеей. Этот подход позволяет хотя и мозаично, но всесторонне представить историю российской эмиграции в Египте. Первый раздел исследования носит название "От султана Фуада до президента Насера" и описывает краткую историю русскоязычной общины в Египте с начала ХХ века до конца 1980-х гг. Не углубляясь в детали, автор реконструирует для читателя общий исторический контекст. Развитие политических, культурных и торговых связей России с Египтом в конце XIX–начале ХХ века способствовало росту российской диаспоры: были учреждены представительства Русского общества пароходства и торговли, Добровольного флота, страхового общества "Россия", крупные промышленники открывали свои представительства для торговли с Египтом.

До последнего времени разногласия исследователей вызывал вопрос о численности беженцев из России, прибывших в 1920 г. в Египет. Автор уточняет эту цифру (около 4350 человек) и порты отправления пароходов. Большинство эвакуированных после занятия Крыма Красной армией составляли раненые и больные военнослужащие Добровольческой армии. Автор подробно описывает их жизнь, сначала в карантине, затем в лагерях беженцев. Суровый климат усугублял и без того тяжелые бытовые условия (нехватка питания, выдача воды по расписанию, жесткая регламентация принятия душа). Условия в госпитале были лучше, чем в лагерях, в нем имелось несколько профильных отделений (С. 18).

Избранный автором хронологический подход в исследовании позволяет читателю проследить, как менялась жизнь беженцев в лагере: открывались церкви, возобновилось обучение детей (С. 22). Каирский комитет помощи русским беженцам, созданный весной 1920 г., в основном помогал продовольствием, закупаемым на средства меценатов. Те же, кто имел средства к существованию, могли покинуть лагерь и жить самостоятельно: "Поначалу контролировавшийся англичанами, [End Page 321] как и все в Египте, Национальный банк даже обменивал рубли, в основном донские и добровольческие, на ег. фунты, причем по довольно высокому курсу–один фунт за тысячу рублей" (С. 20). Но очень скоро курс обмена упал в двадцать раз.

Изначально Египет рассматривался как временное место пребывания беженцев из России, перед окончательным расселением в Королевстве сербов, хорватов и словенцев. Однако этот план британского правительства был отложен и беженцев перевели в город Сиди Бишр. Адаптация беженцев к жизни в Египте сильно отличалась от аналогичного опыта в европейских странах: "Им пришлось приспосабливаться и к образу жизни местных европейцев, с которыми эмигранты в основном имели дело, и к окружавшему их морю египтян" (С. 6).

Автор уточняет историю возникновения ряда общественных объединений. Самой массовой организацией было Русское культурно-просветительское общество, которое организовало курсы по ликвидации неграмотности, электротехнические курсы, курсы иностранных языков. В книге отмечена даже организация футбольной команды, но "спортсмены не могли тренироваться, поскольку у них не было мяча, а у многих–и подходящей одежды" (С. 30).

Отдельное внимание автор уделяет судьбе Донского корпуса, который был эвакуирован из Новороссийска и два года пребывал в Египте. Корпус состоял из кадетов, сотрудников и преподавателей с семьями. Судя по воспоминаниям бывших кадетов, дети воспринимали свое изгнание как приключение: "Общий мотив один и тот же: каждый день купались в Суэцком канале, играли в футбол, лазили в местные сады за финиками и вообще жили очень хорошо" (С. 36).

28 февраля 1922 г. Англия предоставила Египту формальную независимость, после чего финансирование содержания беженцев из России англичанами прекратилось, "сами же египтяне, не имевшие отношения к эвакуации беженцев в свою страну, не собирались взваливать на себя заботу о беженцах" (С. 30). Поэтому "11 июня 1922 года последних обитателей лагеря в Сиди Бишр посадили на пароход 'City of Oxford' и отправили в Болгарию" (С. 30). С ликвидацией лагерей беженцев перед оставшейся немногочисленной русскоязычной общиной в Египте встала сложная задача: "Выжить, приспособиться к условиям чужой страны с чужой культурой, чужой религией, трудным для россиянина чужим языком и непривычным и тяжелым климатом" (С. 38). [End Page 322]

Несомненным достоинством книги является попытка автора понять отношение египтян к эмигрантам из России. В. В. Беляков указывает, что это отношение было положительным, во многом благодаря воспоминаниям египтян, побывавших в плену в Российской империи в 1877–1878 годах: "встречаясь с русскими, читая книги русских писателей, египтяне обнаруживали в национальном характере этого народа близкие им черты–в первую очередь приоритет моральных ценностей над материальными" (С. 43). Благожелательное отношение египтян к эмигрантам из России способствовало их адаптации в новой среде. Не признав советскую власть, Египет в первые послереволюционные годы не закрывал дипломатические представительства Российской империи. "Правда, существенной материальной помощи русские дипломаты оказать беженцам не могли. Но они использовали свои связи и влияние для сбора пожертвований в их пользу, давали рекомендации при приеме на работу" (С. 46). Несмотря на материальную поддержку, основная масса эмигрантов была бедна, "четыре пятых наших соотечественников похоронено в общих склепах на греческих православных кладбищах в Каире и Александрии" (С. 57). В 1923 г. старые российские дипломатические представительства были закрыты, а несколько человек, известных своими коммунистическими взглядами и участием в египетском революционном движении, были высланы в СССР. Спустя три года, в 1926 г., при министерстве внутренних дел были созданы "русские бюро" под руководством бывших российских дипломатов, которые просуществовали до 1963 г. К сожалению, автору не удалось установить место хранения архивов "русских бюро".

Выходцы из России составляли всего 1% от всех иностранцев в Египте и, в силу своей малочисленности, не привлекали внимание местной прессы и египетских историков. Гражданами Египта из них были единицы: "Египет был готов принять в подданство только мусульман, а остальным лишь предоставлял право на постоянное место жительства" (С. 71). В. В. Беляков обращает внимание на неоднородность эмигрантской общины, стремление каждого эмигранта устроиться самому, даже в ущерб общим интересам. Тем не менее, в Каире действовал русский клуб, русская поликлиника, проводились "Дни русской культуры", ставшие традиционными для Зарубежной России.

Постепенно наладившийся быт прервала Вторая мировая война. События этого периода [End Page 323] и настроения в эмигрантской среде реконструируются автором благодаря дневнику настоятеля церкви св. Александра Невского отца Алексия Дехтерева. Автор отмечает, что среди эмигрантов резко-антикоммунистические настроения сменились мыслями о возвращении в Советскую Россию: "в начале 1944 года был отменен последний параграф устава Русского клуба в Каире, который гласил, что членом клуба не может состоять лицо, 'признающее коммунистическую власть в России'" (С. 68). На волне поддержки СССР в войне ряд эмигрантов приняли советское гражданство, что в дальнейшем привело к их аресту египетскими властями.

В последний год войны через Египет лежал путь из Италии в СССР 10,5 тыс. военнопленных и интернированных советских граждан. Несмотря на агитацию не возвращаться в СССР, только единицы решились остаться в Египте. Без притока извне в 1950-е годы русская община стремительно сокращается в силу преобладания в ней холостых мужчин, отказывавшихся вступать в брак с египтянками: "Вероятно, причиной такой ситуации был культурно-религиозный барьер, который почти никто не смог преодолеть. Из-за сложного социального и юридического положения эмигрантов, детей в русских семьях было мало" (С. 79). После революции 1952 года в Египте усилился отток русских, и к началу 1980-х годов российская община в Египте практически прекратила свое существование.

Второй раздел "Кто был кем в русской общине" посвящен наиболее видным представителям эмиграции. Он открывается очерком о царском дипломате Алексее Александровиче Смирнове, который после прибытия беженцев, вплоть до своей смерти в 1924 г., участвовал в устройстве их судеб. Его подчиненный, Александр Михайлович Петров, в 1926 г. возглавил "Русское бюро" в Александрии, получив официальный статус и дополнительную возможность содействовать эмигрантам. О Сергее Павловиче Разумовском информации очень мало, его заслугу автор видит в том, что он сохранил архивы консульства, а в середине 1940-х гг. передал их советской миссии. Сейчас эти документы, широко использованные автором, находятся в Архиве внешней политики Российской империи в Москве. О секретаре российского консульства, уроженце Поволжья Иване Павловиче Умнове, сведений больше.

На страницах книги представлена информация об аристократах и военных, которые попали в Египет уже после революции, иногда ограниченная только годами [End Page 324] их жизни. Более обстоятельно освещены судьбы деятелей культуры и искусства. Художник Иван Яковлевич Билибин быстро нашел заказы в Египте, что позволило ему неплохо устроиться, но в 1925 году семья Билибиных переехала в Париж. Скульптор Борис Оскарович Фредман-Клюзель приехал в Египет из Парижа заведовать кафедрой скульптуры на факультете изящных искусств каирского Университета имени короля Фуада. Автор отмечает, что "он был, по существу, создателем школы современной египетской скульптуры и тем самым внес значительный вклад в культуру этой страны" (С. 96).

Очерк "Историки и египтологи" повествует о Владимире Семеновиче Голенищеве, "его труды, либо написанные сразу пофранцузски, либо переведенные с русского языка, известны египтологам всех национальностей, их до сих пор изучают и цитируют" (С. 103). Интересен факт попытки семьи Лукьяновых, также ученыхегипотолов, продать коллекцию египетских древностей в Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина в 1945–1946 гг. Это предложение было отклонено, автору не удалось установить судьбу коллекции. Краткие биографические данные собраны автором также о врачах и инженерах.

Первый раздел приложения, представляющего документальные источники, называется "Исход". В нем читатель обнаружит материалы об эвакуации беженцев из России. Раздел "Телль аль Кебир" повествует о жизни в лагере, дает представление о быте и условиях проживания. В разделе "Сиди Бишр" представлены материалы, ранее опубликованные автором, включающие статьи из журнала "На чужбине", выпускавшегося беженцами в 1920–1922 гг. Воспоминания воспитанников Донского кадетского корпуса дают представления о том, как воспринимался опыт беженства детьми и молодежью. Интересен раздел "Судьбы", в котором представлены два рассказа о жизни русских в Египте, написанные на основе интервью; в них отражен жизненный путь эмигрантов и сложности, с которыми им пришлось столкнуться. В разделе "Творчество" опубликованы рассказы и стихи эмигрантов, несколько некрологов. Автор подобрал документы (включая статистические материалы, отчеты и личные воспоминания) так, чтобы они представляли проблему с разных ракурсов.

Второй раздел приложения под названием "Российский православный некрополь в Египте"–это дополненный материал, ранее уже публиковавшийся автором. [End Page 325] Кропотливая работа по сбору сведений позволила В. В. Белякову установить даты смерти и места захоронения "всех наших православных соотечественников, скончавшихся и похороненных в Египте" (С. 206). Автор имел возможность лично устанавливать местонахождение могил, общаться с потомками эмигрантов, изучать регистрационные книги греческих православных кладбищ в Каире и Александрии. Работа с архивными документами позволила ему найти "еще около ста имен соотечественников, скончавшихся и погребенных в Египте" (С. 209), которые вошли в текст монографии. Список погребенных в Египте, в котором около 800 имен, автор приводит в алфавитном порядке, с указанием даты смерти, возраста и места погребения.

Книга снабжена именным указателем, что делает удобным поиск необходимой информации. Обширен библиографический список, включающий в себя как опубликованные, так и неопубликованные источники. Небольшая по объему, но емкая по содержанию книга В. В. Белякова позволяет получить общее представление о жизни русских в Египте.

Людмила Климович

Людмила КЛИМОВИЧ, к.и.н., доцент, кафедра истории, Ульяновский государственный педагогический университет им. И. Н. Ульянова, Ульяновск, Россия. Lusek84@yandex.ru

Footnotes

* Работа выполнена в рамках внутривузовского конкурса грантов ФГБОУ ВО "УлГПУ им. И.Н. Ульянова" для поддержки научных исследований, осуществляемых аспирантами и молодыми учеными или коллективами молодых ученых (код конкурса а_м).

1. В. В. Беляков. По следам "Пересвета". Россияне в Египте. Каир, 1994; Он же. Русский Египет. Москва, 2008.

2. Персональный сайт http://www.beliakovv.com (последнее посещение 28 марта 2019 г.).

...

pdf

Additional Information

ISSN
2164-9731
Print ISSN
2166-4072
Pages
pp. 320-326
Launched on MUSE
2019-12-17
Open Access
No
Back To Top

This website uses cookies to ensure you get the best experience on our website. Without cookies your experience may not be seamless.