In lieu of an abstract, here is a brief excerpt of the content:

Reviewed by:
Stephen Velychenko, Painting Imperialism and Nationalism Red: The Ukrainian Marxist Critique of Russian Communist Rule in Ukraine, 1918−1925 ( Toronto, Buffalo, London: University of Toronto Press, 2015). 277 pp., ills. Index. ISBN: 978-1-4426-4851-7.

Книга Стивена Велыченко по-священа развенчанию некоторых мифов об антиимпериалисти-ческой борьбе большевиков во время Гражданской войны. Се-годня мифы о бескомпромиссном антиимпериализме большевиков необоснованно распространя-ются на всю историю СССР и по умолчанию проецируются на современную РФ, в то время как Украина представляется очагом реакционного национализма. В свете военных действий в Украине и демонстрации пророссийских симпатий левыми политическими кругами западных стран, книга Велыченко оказалась как нельзя более актуальной и востребован-ной не только в научной среде, но и в современных политических дискуссиях. Еще до выхода книги основные ее тезисы автор пред-ставил в онлайн-издании Irish Left Review.1 [End Page 367]

Книга Стивена Велыченко рассказывает о том, как события Украинской революции и Граж-данской войны на территории Украины воспринимались укра-инскими левыми социал-демо-кратами (УСДРП-независимые) и т. н. “федералистским” кры-лом Коммунистической партии (большевиков) Украины. Их объ-единяла приверженность идее самостоятельной социалисти-ческой Украины, построенной на принципе власти советов и равноправия с советской Росси-ей.2 Темой книги является критика украинскими марксистами поли-тики большевиков с точки зрения собственно марксистской теории империализма. Автор рассматри-вает идеологическую (а порой и вооруженную) борьбу украинских марксистов с большевиками в годы Украинской революции и Гражданской войны в контексте глобальной истории коммунизма и исследований постколониализ-ма. Этот подход вызовет интерес не только историков Украины и Гражданской войны, но и специ-алистов в других областях, в чем заключается одно из главных до-стоинств рецензируемой книги.

Велыченко обращается к полу-забытым работам левых деятелей Украинской революции (Влади-мир Винниченко, Павел Христюк, Иван Майстренко и др.), в которых они обвиняли московских больше-виков в великорусском шовинизме и империалистическом захвате Украины. Они обращали внимание на парадоксальность сотрудниче-ства русских социалистов городов Украины с либеральными и даже консервативными кругами и пар-тиями против украинского социа-листического национального дви-жения, уже начиная с 1917 г. Этот украинский социалистический или даже марксистский нарратив практически неизвестен в глобаль-ных исследованиях коммунизма. И даже в украинской историографии эти публикации используются лишь в части, согласующейся с национально-историческим нар-ративом. Велыченко не только из-влекает эти тексты и идеи из забве-ния, но и помещает в надлежащий глобально-исторический контекст. Предпосылки многих конфликтов и противоречий, которые проявят-ся в советской внешней политике после Второй мировой войны и приведут к конфликтам с другими социалистическими странами, можно было проследить уже в период “становления Советской власти на Украине”.

Так как история Украинской революции и Гражданской войны [End Page 368] в Украине все еще мало известна за пределами сообщества узких специалистов по украинской исто-рии, первая часть книги отведена ознакомлению читателя с истори-ческим контекстом исследуемой проблемы. Автор уделяет особое внимание политике большевиков в этот период, развитию украин-ских марксистских групп и их идей, а также характеристике ос-новных социальных и этнических групп населения Украины. Затем Велыченко переходит к рассмо-трению развития антиколониаль-ной мысли среди украинских ак-тивистов начиная с 1917 г. По его мнению, украинские марксисты рассматривали отношения Укра-ины и России как отношения ко-лонии и имперского центра (P. 41). В заключении первой главы автор рассматривает также эволюцию взглядов ведущих большевиков на природу Российской империи и Украины как ее части в рамках концепции империализма. Как хо-рошо показывает автор, ни Ленин, ни другие большевики не приме-няли концепцию империализма к Российской империи. Вместо это-го они рассматривали Россию как многонациональное государство с национальными меньшинства-ми. По мнению Велыченко, эта позиция напоминает отношение британских марксистов к вопро-су о независимости Ирландии, немецких социал-демократов Ав-стро-Венгерской империи к тре-бованиям их чешских товарищей, а также французских социалистов к Алжиру. На протяжении кни-ги он неоднократно сравнивает Украину с перифериями других империй, особенно в контексте истории поддержки борьбы за не-зависимость в колониях западных империй большевиками, которые одновременно отрицали право Украины на самоопределение.

Следуя сформулированной во введении главной задаче ис-следования – рассказать о борьбе украинских марксистов против политики большевиков, восста-навливающей отношения “центр – периферия” между РСФСР и Со-ветской Украиной,2 – Велыченко отвел наибольшее место в книге именно второй главе о политике большевиков по отношению к Украине. Хотя большевики и провозглашали самостоятель-ность Советской Украины, по-литические реалии говорили об обратном. Вместо политической, экономической и военной само-стоятельности, Советская Украи-на вернулась, скорее, к дореволю-ционному статусу экономического придатка центральной России, полностью подчиненного инте-ресам имперского центра. Сами большевики пытались оправдать это положение вещей экономиче-ской и военной необходимостью, а также результатом исторического [End Page 369] процесса, сплотившего украин-ский и русский народы, тогда как украинские марксисты указывали на сохранение старых империали-стических предрассудков в новом облике “красного империализма”.

Лишь третья глава книги по-священа самим украинским марк-систам. Сначала автор уделяет не-сколько страниц обсуждению тер-мина “национальный коммунизм” и его применимости не только к национально-освободительным коммунистическим движениям в колониях западных империй, но и к украинским марксистам, считав-шим, что социальная революция невозможна без национального освобождения, а также к боль-шевикам, сделавших коммунизм “русским”. Проблематичным и заслуживающим критики кажет-ся раздел главы, посвященный вооруженной борьбе украинских левых социал-демократов с боль-шевиками в 1919 г. (когда они пы-тались организовать в единую во-енную единицу разрозненные пар-тизанские соединения). И только на следующих 16 страницах речь заходит об идеологии украинских марксистов и их критике импери-алистической природы Советской власти в Украине. Завершает главу описание попыток левых укра-инских эсеров (боротьбистов) и УКП самостоятельно вступить в Коминтерн, всякий раз саботиро-вавшихся большевиками. Рассмотрение описываемых событий в рамках исследований постколониализма заостряет вни-мание на проблеме различий в этническом составе городского и сельского населения Украины. Если украинский национально-исторический нарратив считает относительную немногочислен-ность украинцев среди горожан причиной недостаточной под-держки Директории УНР в круп-ных городах и неизбежности межэтнических конфликтов, то Велыченко нормализует это об-стоятельство. Он показывает, что в этом отношении Украина мало отличалась от колоний дру-гих империй, а русскоязычное городское население Украины стоит рассматривать как само-стоятельную историческую силу с собственными интересами. Часто именно от представителей город-ского населения, убежденного в превосходстве русской культуры над украинской и заинтересован-ного в сохранении целостности распадающегося имперского про-странства, исходила инициатива подавления самостоятельности Украины и украинизации разных сфер государственной и обще-ственной жизни. Таким образом, события Украинской революции стоит рассматривать на пересе-чении взаимодействия трех по-литических акторов: имперского центра, поселенческо-колонистского [End Page 370] населения и национального движения колонизированной на-родности.

Заметно, что автору не удается сохранять нейтральный взгляд исследователя по отношению к исследуемой теме. Устами укра-инских марксистов, критикующих политику большевиков, он сам вступает в полемику с последни-ми. Однако сложно назвать это недостатком книги. Эта полемика не только делает ее заниматель-нее для читателя, но и ставит прокламации и теоретические наработки большевиков по наци-ональному вопросу в контекст их политической практики, выявляя таким образом их кардинальные противоречия.

Из недостатков книги в первую очередь стоит заметить то, что автор не придерживается задан-ной им самим структуры, а раз за разом повторяет свои тезисы, аргументы и отчасти одни и те же примеры в разных главах. Таким образом, отдельные главы книги мало отличаются между собой, а читатель не может отделаться от впечатления дежавю. Кроме того, после того как все основные те-зисы книги приведены и развиты уже во введении, остальные главы книги воспринимаются скорее как формальная иллюстрация, набор примеров к нему.

Говоря о “еврейском вопро-се”, Велыченко ограничивается программными текстами и воз-званиями УСДРП-н, в которых всем гражданам гарантировались одинаковые права и содержались призывы бороться с погромами. Кроме того, автор указывает на еврейское происхождение одного из лидеров УСДРП-н – Андрея Ричицкого – как на аргумент про-тив возможного антисемитизма деятелей УСДРП-н и воюющих на их стороне повстанцев. К со-жалению, эти аргументы не вы-держивают критики. Украинские марксисты — не единственная политическая сила того времени, чья программа была направлена против антисемитизма, но чьи бойцы устраивали погромы ев-рейского населения, так же как и отряды Директории УНР, ВСЮР и Красной армии.

В то время как автор сравни-вает программы, прокламации и заявления большевиков с практи-кой их политики, он “забывает” применить этот же метод к укра-инским марксистам. В условиях военных действий “политика” украинских марксистов на местах выражалась в действиях лояльных им повстанцев. В 1919 г. УСДРП-н основали Всеукраинский Ревком для вооруженной борьбы с боль-шевиками. Основой их войск были отряды атамана Зеленого (Данила Терпило) из Триполья под Киевом. Велыченко считает его не только далеким от антисемитизма, [End Page 371] но даже в некоторой степени защитником евреев. Так, он ссылается на еврейского исто-рика Илью Чериковера, по словам которого Зеленый запретил своим повстанцам погромы в Триполье. Однако Велыченко игнорирует сделанное тут же Чериковером пояснение: “но он дал им сво-боду действия во многих других еврейских городах и местечках”.3 Также стоит заметить, что глава книги Чериковера, посвященная Зеленому, упоминает ряд погро-мов, совершенных зеленовцами, в том числе резню в Погребище в августе 1919 г., а также распра-вы с красноармейцами-евреями наряду с коммунистами (в то же время, красноармейцы-не-евреи оставались в живых). И хотя в целом Чериковер считает Зеленого менее жестоким, чем другие повстанческие атаманы (например, братья Соколовские или Илья Струк), он однозначно приписывает ему антисемитские взгляды и ответственность за по-громы его повстанцев. Потому остается совершенно непонят-ным, как Велыченко приходит к своему выводу о “неантисемит-ских” взглядах атамана Зеленого. В примечаниях он указывает, что Чериковер приписывал Зеленому около 100 жертв погромов и еще 100 – отрядам его командиров (P. 259, n. 30). Однако в источнике эти цифры вообще не упомина-ются. Напротив, данные Черико-вера указывают на существенно больший масштаб жертв. Этот пример оставляет впечатление идеологически мотивированной недобросовестной работы автора с источниками.

Внимательный анализ исто-рических свидетельств обращает внимание на проблему несо-ответствия декларированных антишовинистических идеалов и интернационалистской рито-рики украинских левых соци-ал-демократов и практического антисемитизма повстанцев, дей-ствовавших под их руководством. К сожалению, автор предпочел проигнорировать эту проблему, ограничившись заявлениями о невозможности эффективного контроля со стороны командо-вания и политических лидеров в годы Гражданской войны (C. 130). Этот же аргумент использовался для оправдания погромов армии Директории УНР, белых или крас-ных войск, и никогда не выглядел убедительно.

Однако этим проблемы с те-мой антисемитизма в книге Велы-ченко не заканчиваются. Совер-шенно некритично он повторяет [End Page 372] тезис времен Гражданской войны о насилии против евреев как следствие их непропорционально высокого участия в партии боль-шевиков и советских государ-ственных структурах, тем самым перекладывая на самих евреев часть вины за погромы (P. 130 и др.). Тем самым автор, вместо основательного исследования и выявления причин погромов, солидаризируется с их участни-ками, повторяя их попытки само-оправдания. То, что этот аргумент никак не объясняет мотивацию погромщиков, следует уже из намного более снисходительного отношения повстанцев к русским представителям тех же социаль-ных или политических групп. Более того, описывая риторику УСДРП-н, направленную против еврейской буржуазии, комиссаров или коммунистов, Велыченко считает, что “в то время ассоци-ирование ‘еврея’ с финансовым хищничеством не предполагало антисемитизм, т.к. спекулянтов или ростовщиков любых рас и вероисповеданий регулярно об-зывали ‘евреями’. Ассоциирова-ние всех евреев с большевизмом, вероятно, отражало аналогично неточное разговорное исполь-зование [термина]” (P. 259, n. 28). Если автор не видит в этом “ассоциировании” проявления антисемитизма, то в чем тогда он вообще заключается? Как видно из расстрелов еврейских пленных вместе с коммунистами, “ассо-циирование” евреев со всеми враждебными социально-поли-тическими группами имело для них вполне реальные плачевные последствия.

Таким образом, к достоин-ствам книги можно отнести те-оретическую интерпретацию и критику политики большевиков в национальном вопросе в целом и по отношению к Украине в осо-бенности. Когда же речь заходит о рассмотрении практической деятельности украинских нацио-нально-сознательных марксистов, внимательный анализ авторской аргументации и обращения с источниками показывает, что на результаты исследования Велы-ченко нельзя положиться. Несо-мненным достоинством книги является раздел источников, который вводит в научный обо-рот недоступные прежде англо-язычным читателям документы украинских марксистов. В то же время, явно не хватает списка ис-пользованных в книге источников и литературы.

Несмотря на отмеченные недо-статки, книга Стивена Велыченко вполне заслуживает внимания в контексте глобальной истории коммунизма и постколониальных исследований. Хочется надеяться, что на нее обратят внимание пред-ставители этих направлений. [End Page 373]

Дмитрий ТОЛКАЧ

Дмитрий ТОЛКАЧ, MA, докторант, Фрайбургский университет, Фрайбург, Германия. dt3@jupiter.uni-freiburg.de

Footnotes

1. Stephen Velychenko. Ukrainian Marxists and Russian Imperialism 1918–1923: Prelude to the Present in Eastern Europe’s Ireland // Irish Left Review. 23.05.2014, http://bit.ly/2p1HfNW.

2. Я использую термины “Советская власть”, “Советская Украина” и т. п. для харак-теристики непосредственно власти большевиков, в то время как написание этих терминов с маленькой буквы описывает сам концепт “власти советов”.

3. Elias Tcherikower. Die ukrainer pogromen in yor 1919. New York, 1965. P. 259; Велы-ченко ссылается на английский перевод главы, посвященной Зеленому, доступный по ссылке: http://berdichev.org/the_pogroms_in_ukraine_in_1919.htm.

...

pdf

Back To Top

This website uses cookies to ensure you get the best experience on our website. Without cookies your experience may not be seamless.