In lieu of an abstract, here is a brief excerpt of the content:

Reviewed by:
  • Ислам и советское государство Изд. дом Марджани, and: Ислам и советское государство Изд. дом Марджани
  • Павел ДЯТЛЕНКО (bio)
Ислам и советское государство. Вып. 1 (по материалам Восточного отд. ОГПУ, 1926 г.) / Вступ. ст., сост. и коммент. Д. Ю. Арапова и Г. Г. Косача. Москва: Изд. дом Марджани, 2010. 145с. ISBN: 978-5-903715-18-3;
Ислам и советское государство. Вып. 2 (1917−1936) / Cост. и коммент. Д. Ю. Арапова. Москва: Изд. дом Марджани, 2010. 203с. ISBN: 978-5-903715-28-2.

Современное российское востоковедение не очень богато масштабными работами, поэтому выход в свет каждой из них заметен, тем более когда речь идет о сборниках документов. Рецензируемые публикации включают в себя внутренние документы органов государственной безопасности и партийных структур, а также обращения мусульманского духовенства и верующих к советской власти (в первую очередь, в Президиум ЦИК СССР и Постоянную комиссию по вопросам культов при Президиуме ЦИК СССР). В сочетании с сопроводительными комментариями и примечаниями, публикуемые документы помогают реконструировать общую стратегию и тактику взаимодействия советского государства и мусульманского духовенства в раннесоветский период. Обнаруживается, [End Page 589] что это взаимодействие партийных чиновников (чекистов и членов антирелигиозных комиссий) и деятелей, связанных с мусульманскими организациями и общинами (в советских документах 1920-х годов мелькает даже чудная и необычная аббревиатура “мусдуховенство”), не вполне соответствовало официальной советской идеологии и антирелигиозной политике. Характер взаимодействия мусульманского духовенства и советских администраторов в течение 1920 − 1930-х годов можно охарактеризовать как взаимное использование и вынужденное неравноправное сотрудничество.

Мусульманское духовенство пыталось сохранить исламское образование, его беспокоила судьба вакуфных имуществ, издание исламской учебной литературы и журнала, работа мечетей и медресе, контакты с исламским миром и его влияние на советских мусульман. Другой проблемной зоной была советская политика по обеспечению равноправия женщин (особенно в регионах с компактным проживанием мусульман, где она получила название “худжум” – от тюркского слова “наступление”). Со стороны советского государства неусыпный интерес к мусульманскому духовенству и периодические тактические уступки ему (в период НЭПа) были связаны с необходимостью заручиться его лояльностью и использовать его связи и влияние для достижения политических целей. Прежде всего, речь шла о борьбе с антисоветскими движениями в мусульманских регионах СССР (например, с басмачеством в Средней Азии). Во внешней политике контакты в мусульманских странах использовались во внешнеполитическом противостоянии с Великобританией и попытках нейтрализации ее антисоветского курса на международной арене (здесь уместно вспомнить Всемусульманские съезды в Каире и Мекке, о которых повествуется в двух документах в Выпуске 1). Для описания советского ислама советские администраторы выработали особый язык − компромиссный гибрид, отражавший тропы советской идеологии, логику политико-административного прагматизма и нерефлексируемые понятия повседневной реальности, которую приходилось в большей или меньшей степени учитывать в политике. Добавлю, что региональные особенности формирующейся советской повседневности (отличия в положении ислама в Поволжье, на Северном Кавказе и в Средней Азии), нашедшие отражение в рецензируемых сборниках, продолжают сказываться до сих пор. [End Page 590]

Анализ раннесоветского периода важен для понимания взаимосвязи современных религиозных и политических процессов в постсоветских государствах с преобладающим или даже просто значительным мусульманским населением. В каких-то регионах бывшего СССР исламские традиции были прерваны, в других им удалось пережить советский период через уход в бытовое и семейное пространство, где-то ислам удалось сохранить на уровне сельских общин (в Средней Азии это были аилы, кишлаки, махалли). Уровень толерантности советских администраторов был разным в разных местах, но повсюду он объяснялся уважением к “проявлениям национальной культуры”.

Важный компонент обоих сборников − документы, дающие представление об общесоюзной роли и деятельности Центрального духовного управления мусульман (ЦДУМ) и его структур. Наиболее информативными и разнообразными являются документы, созданные сотрудниками Восточного отдела ОГПУ (ВООГПУ) и привлеченными ими экспертами. С одной стороны, эти документы содержат важные сведения о различных аспектах жизни мусульманского духовенства и советских мусульман. С другой стороны, они позволяют проследить изменение политики советского государства и тактики советских администраторов по отношению к исламу, исламскому духовенству и мусульманам в СССР, понимание властями происходивших процессов, распространенные стереотипы и опасения. Также эти документы отражают специфическую “оптику” сотрудников государственной безопасности, смену поколений и кадров среди чекистов. Некоторые чекисты имели опыт работы в мусульманских регионах, что позволяло им выстраивать и проводить более гибкую и тонкую политику по отношению к советскому исламу в раннесоветский период (в качестве яркого примера назовем заместителя начальника ВООГПУ Николая Львовича Волленберга). Мы согласны с оценкой составителей сборника:

…комплекс чекистских документов 1926 г., предельно ясно и откровенно освещающих стратегию и тактику поведения советской госбезопасности по отношению к “мусульманству”, имеет огромное значение как принципиально важный источник по отечественной истории XX века и советской внешней политики

(Вып. 1, с. 24).

Важный сюжет, затронутый в этих документах, – роль экспертов [End Page 591] и история привлечения экспертного знания на службу советских администраторов и органов государственной безопасности. Очень жаль, что в документах обоих сборников отсутствуют подробные сведения об обстоятельствах привлечения экспертов и, в случае участия последних в создании документов, о личных данных самих экспертов.

Можно проследить совпадения в отношении к исламу советских органов безопасности и администраторов Российской империи (в лице царских чиновников и полиции). Особенно хорошо подобные совпадения заметны на примере Туркестана, “где проживала почти половина мусульман дореволюционной России” (Вып. 2. С. 11-12).

Сборники получились информативными и разнообразными по тематике. Особенно хочется отметить документы № 8 (“Наступление мусдуховенства и меры борьбы с ним”) и № 10 (“О Всемусульманских конгрессах в Каире и Мекке (По материалам спецосведомления и инопрессы)”) в Выпуске 1. Первый документ интересен описанием деятельности советского исламского духовенства и его намерений, демонстрирующим масштабы агентурной и оперативной работы госбезопасности и, как следствие, осведомленность советских спецслужб. Второй показывает использование мусульманского духовенства как инструмента советской внешней политики.

Во втором выпуске показались интересными документы № 17 (Записка Восточного отдела ОГПУ “О мерах борьбы с мусдуховенством”. Октябрь 1926 г.) и № 18 (“Мусульманское духовенство Средней Азии в 1927 г.” (по докладу полномочного представителя ОГПУ в Средней Азии, 4 июня 1927 г.). В первом документе сотрудники ОГПУ предлагают ряд антиисламских карательно-репрессивных мер, которые стали реализовываться на практике в конце 1920-х годов. Второй документ подготовлен к 10-летию советской власти и важен как обзор положения ислама (включая все течения и секты) и мусульманского духовенства в Средней Азии.

В настоящее время увидел свет следующий выпуск − сборник документов более позднего периода (1944−1990).1 Хотелось бы пожелать продолжения этой серии – уже по истории взаимодействия ислама и государства на постсоветской территории. [End Page 592]

Павел ДЯТЛЕНКО

Павел ДЯТЛЕНКО, к.и.н., докторант и доцент кафедры истории, культурологии и рекламы, Кыргызско-Российский Славянский университет, Бишкек, Кыргызстан. pavel.diatlenko@gmail.com

Pavel DIATLENKO, Candidate of Sciences in History, Associate Professor, Chair for History, Cultural Studies, and Advertising, Kyrgyz-Russian Slavic University, Bishkek, Kyrgyzstan. pavel.diatlenko@gmail.com

Footnotes

1. Ислам и советское государство. Вып. 3 (1944−1990) / Сост., предисл. и примеч. Д. Ю. Арапова. Москва.: Изд. дом Марджани, 2011. 528 с. ISBN: 978-5-903715-28-2.

...

pdf

Additional Information

ISSN
2164-9731
Print ISSN
2166-4072
Pages
pp. 589-592
Launched on MUSE
2015-05-28
Open Access
No
Back To Top

This website uses cookies to ensure you get the best experience on our website. Without cookies your experience may not be seamless.