In lieu of an abstract, here is a brief excerpt of the content:

544 Рецензии/Reviews в которых затрагиваются ее исто- рические и современные аспекты. Необходимо упомянуть, что его деятельность не ограничивается академическими исследованиями. Так, Джонс проанализировал ре- зультаты экономических реформ в Грузии для Всемирного банка (1996), является консультантом по этому региону Госдепартамента США, а также специалистом по абхазской проблеме в рамках Про- граммы развития ООН (UNDP). Кроме того, профессор активно сотрудничает с грузинскими вла- стями по вопросу организации национальной архивной систе- мы2 и преподает в Тбилисском государственном университете.3 Все это представляет автора как человека разносторонних интере- сов и связей, а само исследование делает особенно интересным для российского читателя. Почему так важно появление альтернативного взгляда в этой об- ласти исследования? Во-первых, как указывает Джонс, сегодня существует традиция злоупотре- Светлана КОНСТАНТИНОВА Stephen F. Jones, Socialism in Georgian Colors: The European Road to Social Democracy, 18831917 (Cambridge, MA: Harvard University Press, 2005). 384 pp. ISBN: 0-674-01902-4. Деятельность грузинского со- циал-демократического движения в рамках Российской империи представляет собой проблему, остро актуализированную со- временной политической ситуа- цией. В этом контексте особый интерес представляет Socialism in Georgian Colors – одна из по- следних опубликованных работ американского профессора Сти- вена Ф. Джонса.1 Стивен Ф. Джонс – известный эксперт по истории и полити- ке постсоветских сообществ, а также государств Восточной Европы и Кавказа. Он занима- ется грузинской проблематикой более двадцати лет и является автором многочисленных трудов, 1 В настоящий момент профессор C. Джонс работает над несколькими моно- графиями: Stephen F. Jones. The Georgian Social Democratic Republic, 1918–1921 (публикация ожидается в Harvard University Press), Idem. Georgia and the Struggle for Stability, 1989-2005 (публикация планируется в издательстве “I. B. Tauris”). 2 Исследование Джонса основывается на редких материалах Центрального госу- дарственного исторического архива Грузии, а также Грузинского Республиканского архива кинофотофонодокументов и др. 3 Подробности его биографии можно посмотреть на сайте Маунт Холиок Колледжа, штат Массачусетс: http://www.mtholyoke.edu/acad/russ/profile/stephen.shtml, на ресур- се Государственного университета штата Огайо: http://ehistory.osu.edu/osu/members/ memberview.cfm?memberid=1346 (Последнее посещение 18 августа 2009 г.). 545 Ab Imperio, 3/2009 вается с такими проблемами, как географическая периферийность региона,5 отсутствие влиятель- ной диаспоры, которая могла бы оказать поддержку проекту, за- трудненный доступ к архивным материалам, языковой барьер (Pp. xi, 194, 286). Все это значи- тельно снижает популярность указанной области исследований и способствует образованию ла- куны в историографии. Название монографии, кото- рое можно перевести как “Со- циализм в грузинских тонах: европейская дорога к социал-де- мократии”,6 представляет собой широкое и, на наш взгляд, весьма спорное обобщение. По замыслу Джонса, понятие “социализм в грузинских тонах” служит для обозначения идеологического гибрида национализма и социа- лизма, который изобрели и адап- тировали к локальным условиям грузинские социал-демократы (Pp. 21, 160), а также процесса национального строительства в Грузии в период 1883–1917 гг., основанного на европейских принципах (P. 31). бления историей для объяснения ситуации в политике на Кавказе и в современной Грузии (P. 1). Появление взвешенного научного исследования с деполитизиро- ванными акцентами, возможно, поможет по-новому взглянуть на проблему и пути ее решения, а также благоприятно повлияет на общую тональность дискуссии. Во-вторых, в своем интервью, опубликованном сразу после августовских событий 2008 г. на Кавказе, Джонс трактует эти со- бытия не только с точки зрения геополитики и энергетической политики, процессов демокра- тизации сообществ, но и как внутриполитический вопрос об интеграции (в т.ч. экономической) национальных меньшинств. По мнению исследователя, этот во- прос и исторически, и особенно сегодня является одним из клю- чевых для грузинских властей.4 В то же время это один из самых важных моментов концепции, положенной в основу его работы Socialism in Georgian Colors. По признанию Джонса, потен- циальный исследователь сталки4 См.: Интервью со Стивеном Джонсом. Грузинский конфликт и саморазрушитель- ная природа национализма // Ab Imperio. 2008. № 3. С. 223-225. 5 На наш взгляд, тезис о периферийности вступает в противоречие с отождествле- нием грузинского социал-демократического движения с “европейской дорогой к социал-демократии”. Другой пример – автор рассматривает опыт западных социал- демократических партий и механизмы их взаимодействия с другими структурами, профсоюзами, правительствами и т.п. (P. 199) и ставит под сомнение тезис о том, что в этом отношении Грузия следовала по “европейскому пути”. 6 Данный перевод заглавия не претендует на исключительность трактовки. 546 Рецензии/Reviews Тем не менее заглавие оставля- ет широкое поле для критики. Во- первых, в период 1883–1917 гг. ни Грузия, ни Россия не включались в общепринятое географическое понятие Европы, да и сегодня вопрос о степени их интеграции в европейское пространство по- рождает острейшие дискуссии. Во-вторых, некоторые тезисы Джонса вступают в прямое про- тиворечие с идеей, выраженной в заглавии. Несколько примеров таких противоречий будут при- ведены ниже. Как указывает Джонс, иссле- дование является “ответом на призыв историков меньшевизма Израиля Гетцлера (Israel Getzler) и Леопольда Хеймсона (Leopold Haimson) изучать данную тему” и продолжением усилий, пред- принятых в этом направлении видным американским экспер- том по Кавказу Рональдом Суни (Ronald Suny) (P. 1). Однако виде- ние Джонса несколько отличается от видения вышеперечисленных авторов. Так, Хеймсон в своей концеп- ции 1970-х гг. (и в ее последней версии 2000 г.) настаивает, что грузинская социал-демократия опиралась только на рабочих и членов городского сообщества,7 тогда как, по мнению Джонса, ос- новная идеологическая инновация социалистического движения в Грузии и его исторический урок для российского меньшевизма состояли в привлечении крестьян- ства в качестве социальной опоры. По версии Джонса, грузинские со- циал-демократы смогли завоевать наиболее широкую и социально контрастную аудиторию и броси- ли вызов европоцентристскому видению социализма как пре- имущественно рабочего движения (Pp. 1, 234, 128-129, 131, 282 и др.). Подходы Суни и Джонса так- же отличаются по нескольким параметрам. Например, Суни подчеркивает роль соседних стран и значение частых иностранных вторжений для формирования национальной идентичности Грузии. Он указывает, что даже к началу XIX в. самоидентифи- кация грузинского населения проходила в конфронтации с другими национальностями.8 Джонс также обращает внимание на эти факторы (Pp. 11-12, 14), но не абсолютизирует их значение. Далее Суни доказывает, что наци- ональная консолидация в Грузии 7 См.: Leopold H. Haimson. The Problem of Political and Social Stability in Urban Russia on the Eve of War and Revolution” Revisited // Slavic Review. 2000. Vol. 59. No. 4. Pp. 848-875. 8 Ronald G. Suny (Ed.). Transcaucasia: Nationalism and Social Change.AnnArbor, 1983; Idem. The Making of the Georgian Nation. Bloomington, 1994. (2nd ed.). 547 Ab Imperio, 3/2009 не завершилась ни к 1917 г., ни после 1921 г.9 В свою очередь, Джонс настаивает на том, что формирование грузинской нации и ее национальной идентичности произошло в основном в 1890-х гг. (P. 41). Предмет исследования Джон- са многопланов и заслуживает отдельного анализа. С одной стороны, “Социализм” является историографической работой о движущих силах российской революции 1917 г. и о вкладе, сде- ланном в ее развитие грузинским национальным социал-демокра- тическим движением (Pp. xi, 286). С другой стороны, речь идет о ста- новлении и развитии культурного национализма (его грузинского варианта) на периферии Рос- сийской империи как стратегии существования и развития в ее пределах (P. 2).10 Однако необхо- димо упомянуть еще два момента, которые могут значительно рас- ширить взгляд на эту работу. Так, монография претендует на вклад в историографию международной истории социализма (P. 283). На- конец, предмет изучения имеет отношение к психологической ан- тропологии, психологии масс, так как автор анализирует причины успеха грузинского социал-демо- кратического движения и рассуж- дает на тему: почему те или иные политические программы находят поддержку у населения или не находят ее (Pp. 1, 17). Таким обра- зом, исследование Джонса может иметь более широкое значение для политологов и социологов. Несколько слов о методологии. “Социализм в грузинских тонах” находится в русле общей тенден- ции изучать империи по направ- лению от центра к периферии. Концепция книги основывается на углубленной контекстуализации сюжета и расширенной хроно- логии, что позволяет установить причинно-следственные связи тех или иных явлений. Несмотря на то, что Джонс иногда проводит параллели с ситуациями в других империях (наиболее часто – с ситуацией в Шотландии в рамках 9 См.: Stephen F. Jones. Review on “The Making of the Georgian Nation” by Ronald Grigor Suny // Russian Review. 1990. Vol. 49. No. 4. P. 502. 10 Джонс доказывает, что при царизме элита Грузии видела свое будущее в рамках границ российского государства и ставила своей целью борьбу за федерацию, по крайней мере, до октябрьских событий 1917 г. (Pp. 17, 29, а также 2, 249, 266). В то же время роль России для кавказского региона рассматривается многосторон- не, не только с точки зрения потерь или ущемления прав (“losses”), но и с точки зрения получения выгод (“gains”). Так, империя характеризуется как приносящая в регион покой, культурные и иные связи с внешним миром (Pp. 2, 5, 8), берущая на себя сложную функцию барьера (в тексте – “protection”) между дворянством и крестьянством (Pp. 6-8). 548 Рецензии/Reviews Британской империи, Pp. 2, 11), на наш взгляд, в целом его подход нельзя назвать компаративным. Хронология исследования охва- тывает период 1883 г. по февраль 1917 г. (P. 1.), однако Джонс принимает во внимание многие события XIX в. (Pp. 32-33 и др.) и процессы после окончания Второй мировой войны (см. P. 47 и особенно заключение во второй главе). Общая композиция книги вы- глядит сбалансированной, хотя за- служивает нескольких замечаний. Так, исследование не предваря- ется введением в его общепри- нятом понимании, оно представ- ляет собой скорее посвящение, за которым следует первая глава. Поэтому читателю достаточно сложно начать ориентироваться в проблематике и понять авторскую позицию. Монография состоит из девяти глав и заключения. Вторая глава, посвященная проблеме происхождения грузинского соци- ал-демократического движения, несколько выбивается из общей композиции книги заметно мень- шим объемом (18 л. вместо про- порционально возрастающих 29 и 48 л. в других главах) и оставляет впечатление незавершенности. Интересную перспективу “не- скольких сцен” представляет восьмая глава, анализирующая стратегии грузинских социал- демократов в период между 1905 и 1914 гг., так как лидеры этого движения принимают участие в событиях на грузинских терри- ториях, в Петербурге, а также за рубежом. Исследование отличается не- которой небрежностью в термино- логии, Джонс широко использует ряд спорных терминов и понятий без каких-либо пояснений. Это такие понятия, как “колониализм” (Pp. 1-2), “процесс цивилизации” (“civilization”, P. 8), “отсталость” (“backwardness”, P.15), “совре- менный” (“modern”, Pp. 21, 29), “модерность” (“modernity”, Pр. 29, 41)11 и другие. Исследователь также применяет специальный термин “третья группа” (груз. mesame dasi, P. 49) для обозначе- ния течения интеллектуальных лидеров, которое сложилось в 1890-х гг. (см. Pp. 37, 42 и Ch. 3). Хотя в этом отношении Джонс следует грузинским источникам и Суни (1991 г.), у последнего понятие используется больше в социальном смысле, чем в нацио- нальном, в то время как у Джонса оно обозначает группу грузинских марксистов. Они отличали себя от националистов и разработали стратегию национального един11 Как уже отмечалось выше, эти термины являются дебатируемыми в историогра- фии, и настоящий перевод, который, безусловно, не является исчерпывающим, приведен только с целью их обозначения на русском языке. 549 Ab Imperio, 3/2009 ства, которая использовалась в период 1905–1917 гг., а также на- шла свое воплощение в республи- канской политике 1918–1921 гг. (P. 49).12 На первых же страницах моно- графии подчеркивается огромное значениеконтекстадляпонимания грузинского социализма, при этом контекст у Джонса имеет целый ряд измерений, поэтому ему ско- рее следовало бы говорить о кон- текстах – региональном (Pp. 9, 11-12, 15), многонациональном (Pp. 20, 191), колониальном (ко- торый объединяет национальный и социальный аспекты), револю- ционном (Pp. 237-239), религиоз- ном, социальном (Pp. 160, 171), культурном (Pp. 29, 241, 262) и т.д. Джонс анализирует факторы успеха грузинского социал-демо- кратического движения и грозив- шие ему опасности. По мнению автора, секрет успеха кроется в идеологических инновациях и стратегии, избранной движением. В частности, лидерами движения уделялось большое внимание во- просам национальной идентич- ности, сохранения национальной культуры и самоуправления, а общесоциалистические идеи тщательно фильтровались исхо- дя из реалий грузинской среды (Pp. 47, 31-32). Политическая стратегия грузинских социал-де- мократов отличалась гибкостью и изменялась под воздействием ситуации (Pp. 196, 248). Джонс также выделяет такой фактор успеха, как партийное лидерство. По его мнению, между лидерами движения и мобилизованными им массами не существовало значи- тельных социальных различий. Наконец, свою положительную роль сыграла и харизма одного из руководителей движения, Н. Н. Жордания (Pp. 284, 280-281). Джонс также обозначил три большие опасности, которые угрожали опрокинуть движение. Во-первых, это вопрос о нацио- нальном освобождении в импер- ском полицейском государстве. Во-вторых, задача примирения социализма с национализмом, которая, впрочем, по признанию автора, не являлась исключитель- но грузинской. В-третьих, это необходимость широкого взаи- модействия с рабочим классом при всем том, что подавляющее большинство населения состав- ляло крестьянство (Pp. 48, 283). Самым значимым достижением социалистического движения, с точки зрения грузинских интере- сов, стало преодоление тенденции национальных меньшинств к дезинтеграции, а также педали- рование мультинационального и социального измерений идеоло12 См. также: Ronald G. Suny. Beyond Psychohistory: The Young Stalin in Georgia // Slavic Review. 1991. Vol. 50. No. 1. P. 55. 550 Рецензии/Reviews Александр АНДРОЩУК Peter W. Rodgers, Nation, Region , and History in Post-Communist Transitions: Identity Politics in Ukraine, 1991–2006 (Stuttgart: “Ibidem” Verlag, 2008). 205 pp. (=Soviet and Post-Soviet Politics and Society Series; Vol. 80). ISBN: 978-3-89821-903-7. На протяжении двух послед- них десятилетий большинство постсоветских стран переживает сложные и неоднозначные про- цессы, связанные с легитима- цией своей государственности, формированием национальной идентичности и освобождением от реликтов советского прошлого. В этом контексте Украина с ее не- предсказуемыми политическими поворотами, очевидными реги- ональными различиями в обще- ственных настроениях, активной ангажированностью истории политиками служит прекрасным полигоном как для проведения эмпирических исследований, так и для апробации различных теоре- тических концепций. В последнее время историки, политологи, со- циологи и культурные антропо- логи неоднократно обращали вни- мание на вопросы формирования идентичности, политики памяти и регионализма в современной Украине. В частности, несколько книг вышло в серии “Soviet and гии в ущерб националистическим сантиментам (Pp. 20-21). Как заключает автор, подходя- щие к грузинским реалиям черты социалистической идеологии были избирательно заимствованы, тем самым, была сделана попытка примирить социализм и евро- пейские ценности. Фактически грузинский социализм предложил альтернативный, третий путь раз- вития (P. 283) и таким образом оказал влияние и на европейский, и на российский социализм в его меньшевистской версии (P. 284). Интересная концепция, ак- куратное воплощение замысла, точно подмеченные особенности политической культуры Грузии и некоторые исторические уроки касательно корней современных этнических конфликтов и путей их решения – все это делает “Со- циализм в грузинских тонах” полезной для российского акаде- мического читателя книгой. ...

pdf

Additional Information

ISSN
2164-9731
Print ISSN
2166-4072
Pages
pp. 544-550
Launched on MUSE
2015-10-07
Open Access
No
Back To Top

This website uses cookies to ensure you get the best experience on our website. Without cookies your experience may not be seamless.