In lieu of an abstract, here is a brief excerpt of the content:

522 Рецензии/Reviews Анатолий ПОДОЛЬСКИЙ Отрицание отрицания, или Битва под Аушвицем: Дебаты о демографии и геополитике Холо- коста / Сост.: Альфред Кох, Павел Полян. Москва: “Три квадрата”, 2008. 388 с., приложения. ISBN: 978-5-94607-105-Х. Книга, составителями и редак- торами которой являются россий- ский политик Альфред Кох и из- вестный историк, работающий в России и Германии, Павел Полян, вызвала несомненный интерес среди тех, кто занимается изуче- нием истории Второй мировой во- йны, историографией Холокоста, в первую очередь на постсоветском пространстве. Данный компен- диум фактически представляет одно из пионерских изданий на русском языке, где достаточно глубоко раскрыта аргументация и мотивация отрицателей исто- рии Холокоста. И одновременно с этим в рецензируемом издании представлены ответы на основные тезисы ревизионистов в виде ста- тейных публикаций историков из разных стран, которые занимаются академическими исследованиями в области истории Холокоста.1 Составители данной книги по- пытались в рамках одного издания представить читателю своего рода дебаты между историками и отри- цателями Холокоста, презентовав не только аргументы со стороны отрицания отрицания, но и ос- новные постулаты самих отрица- телей, а также фундаментальный обзор литературы и источников. Это одно из ярких достоинств данного исследования. Вызывает интерес, прежде всего, формат и структура ре- цензируемого издания. Это не сборник статей, не коллективная монография, не хрестоматия или книга для чтения; в то же время, все эти формы и построение тек- стового материала, характерные для научной и просветительской литературы, присутствуют в кни- ге Коха и Поляна. Составители разделили материал на три при- мерно равных части или раздела. Первый посвящен эволюции и структуре “…движения отрицате- лей Холокоста, включая аспекты их исторической и юридической ответственности, а также про- блемы его антисемитской и геопо- литической инструментализации, в том числе и в свете открытых угроз существованию Государства Израиль со стороны его полити- ческих ненавистников…” (C. 9). Этот раздел состоит из неболь- шого предисловия Альфреда Коха 1 Публикации Дитера Поля, Арона Шнеера, Марка Куповецкого, Вольфганга Бен- ца, Серджио дела Перголы, Александера Аврахама. Статьи Поля и Бенца впервые печатаются на русском языке. 523 Ab Imperio, 3/2009 и объемного содержательного и аналитического материала Поляна “Отрицание и геополитика Холо- коста”.2 Второй раздел (состави- тели видят его в определенном смысле хрестоматийным) состоит из статей израильских, немецких и российских историков, которые являются профессиональными исследователями истории Холо- коста. Эти материалы в подавляю- щем большинстве посвящены де- мографии Холокоста, количеству жертв в период Шоа; именно этот аспект истории Холокоста посто- янно, уже не менее шестидесяти лет, подвергается массированной атаке и тотальному пересмотру со стороны отрицателей.3 И, наконец, третий раздел рецензируемой книги, который опять-таки состоит из текстов По- ляна и Коха, посвящен собственно историческому обзору демографи- ческих исследований по истории Холокоста (С. 237-321). Именно в этом разделе составители (под- борка Поляна.– А. П.) фактически предоставляют слово отрицате- лям, так как широко цитируются отрывки из их работ и анализи- руется их методология, которая граничит с недобросовестностью. Совершенно очевидным явля- ется тот факт, что составители книги не только не симпатизи- руют отрицателям, критикуют их тексты, обличая их научную несостоятельность, но и в целом абсолютно однозначно осуждают само явление отрицания Холоко- ста. На такой же позиции стоят известные историки, чьи тексты составители публикуют во втором разделе своей книги. Главная за- дача, которую ставят перед собой и читателями Кох и Полян, – это поиски форм, форматов и содер- жания для противостояния и даже борьбы с отрицателями. И здесь мы, как и составители данного из- дания, сталкиваемся с дилеммами, на мой взгляд, очень серьезными и очень трудно разрешимыми. Уже давно идут споры о том, нужно ли вступать в научные дискуссии с отрицателями Холо- коста. Одни считают, что этого делать нельзя, так как, допуская отрицателей, наряду с известными учеными, к участию в открытых диспутах, конференциях и семи- нарах, их отчасти легитимируют, признают за ними право на иное 2 Тут необходимо сказать, что Полян является не только автором-составителем данного издания, но и автором двух фундаментальных глав книги, а также пере- водчиком с немецкого на русский статей Д. Поля и В. Бенца. 3 Среди классических трудов отрицателей Холокоста в первую очередь стоит на- звать следующие: Юрген Граф. Миф о Холокосте: Правда о судьбе евреев во Второй мировой войне. Москва, 1996; Austin J. App. The Six Million Swindle: Blackmailing the German People for Hard Marks with Fabricated Corpses. Takoma Park, MD, 1974; Arthur R. Butz. The Hoax of the 20th Century. Newport Beach, CA, 1976 и др. 524 Рецензии/Reviews мнение о судьбе евреев в годы на- цизма. Некоторые из них именно к этому и стремятся, гордо име- нуя себя не отрицателями Шоа, а “ревизионистами” истории Холокоста, то есть историками, занимающимися пересмотром Холокоста, ревизией его причин, предпосылок, а главное – его по- следствий и результатов. Многие ученые, политики, общественные деятели в различных странах аб- солютно убеждены, что отрицате- ли недостойны участия в научных спорах, где они могут выступать на равных. Участвовать в спорах с ними значит признавать фальси- фикацию истории просто другой точкой зрения или другим под- ходом к исследуемому явлению или событиям. Взгляды отрица- телей достойны не обсуждения, а исторического и политического осуждения и криминального пре- следования. Составители рецензируемого издания в своих текстах всячески избегают употребления термина “ревизионизм” применительно к трудам, которые отрицают, оправдывают, преуменьшают Холокост. Они называют авторов этих работ только отрицателями, что является, на мой взгляд, со- вершенно справедливым. Но Кох и особенно Полян не согласны со своими коллегами, которые выступают против дискуссий с отрицателями и с их книгами, доводами, аргументацией. Они как раз считают, что оптимальный путь противостояния отрицателям лежит не в плоскости судебного или криминального преследо- вания, а в доказательствах не- состоятельности их тезисов, в опровержении последних именно научным путем. Рецензируемая книга может служить неплохим примером именно научного, а не судебного или общественного осуждения фальсификации исто- рии Холокоста. Однако здесь возникает ди- лемма непростого морального выбора, о чем пишет Полян в своей статье “Отрицание и гео- политика Холокоста” в первом разделе книги. Цитата из Ильи Мильштейна, которую приводит Полян, до предела оголяет данную ситуацию: “И тут сталкиваются две правды. Правда либеральных убеждений, которые сводятся к тому, что человека за высказан- ную мысль карать нельзя. И прав- да надчеловеческая, для которой свобода слова в том виде, в каком ее понимает Дэвид Ирвинг, есть глумление над памятью миллио- нов замученных – детей, стариков, женщин” (C. 79). Евреи во всем мире до сих пор не могут отойти от шока Холокоста, который вовсе не является еврейской историей, вернее, не является только еврей- ской историей, а есть часть исто- рии европейской и христианской 525 Ab Imperio, 3/2009 культур. В процессе осмысления этой трагедии в конце 1980-х – на- чале 1990-х годов представители еврейства и лидеры некоторых стран Европы инициировали введение уголовной ответствен- ности за отрицание Холокоста, в соответствии с которой от- рицателям грозило наказание от денежных штрафов до тюремного заключения и потери свободы.4 Полян резонно пишет о том, что для Западной Европы это было вполне естественной реакцией (C. 81). Однако, как мы видим, криминальное преследование не уменьшает количества трудов от- рицателей. В некоторых случаях, когда на эти труды не следует профессионального ответа, а их авторы попадают за решетку, они даже вызывают сочувствие у общества. Очень примечателен и очень важен, на мой взгляд, при- мер Испании. С 1995 по 2007 гг. в этой стране действовал закон об уголовном преследовании за отрицание Холокоста. В ноябре 2007 г. он был отменен в связи с тем, что Конституционный суд Испании увидел в нем серьезную угрозу для свободы слова. Чистое отрицание Холокоста юридиче- ски беспредметно (поскольку Холокост был) и само по себе не ведет к разжиганию расовой или религиозной розни. Однако самое главное кроется в разъяснении суда: конституционным является наказание, в том числе и в виде тюремного заключения, для тех, кого обвиняют не в отрицании, а в оправдании Холокоста или любого другого геноцида (С. 84). В рецензируемой книге авто- рами-составителями выдвигается новаторская инициатива в борьбе против отрицания истории Холо- коста, а именно создание некоего Международного исторического арбитража, который не приговари- вал бы отрицателей к тюремному заключению, а благодаря работе профессиональных групп или комиссий экспертов-историков (а также и других ученых-специ- алистов) убедительно доказывал несостоятельность аргументов отрицателей Холокоста. Труд Поляна и Коха делает серьезный вклад именно в такое научное, академическое ниспровержение доводов отрицателей Холокоста. Особо значим в этом смысле вто- рой, хрестоматийный раздел их книги, где представлены публи4 И вот в таком случае, по мнению авторов и не только их, ревизионисты часто предстают перед мировой общественностью в роли чуть ли не диссидента: “…преследуемый становится звездой, знаменитостью, его труды получают по- четный статус запретного плода, а аргументы его противников заведомо не вос- принимаются всерьез, раз уж они выслали на диспут вместо себя полицейских с дубинками” (C. 79). 526 Рецензии/Reviews кации Серджио делла Перголы, Дитера Поля, Вольфганга Бенца, Марка Куповецкого, посвящен- ные демографическим аспектам истории Холокоста в Европе. Мне кажется важным процитировать тезисы из текста Поля, которые хорошо бы усвоить отрицателям: Почему историки, де- мографы и другие ученые тратят так много энергии для того лишь, чтобы опре- делить общее число унич- тоженных евреев? Ведь нет никакого сомнения в том, что эти статистические операции не имеют боль- шого значения для мораль- ной оценки преступления. Значимыми для ответа на этот вопрос представляют- ся следующие три аспекта. Назвать уточненную цифру – это значит пока- зать масштаб этого челове- ческого преступления. Еще никогда в истории всей Ев- ропы определенная группа населения не преследова- лась и не уничтожалась с такой интенсивностью и с таким большим количе- ством жертв…. Кроме того, количе- ственная реконструкция преследований, коль скоро она постоянно уточняется для отдельных мест и ре- гионов, делает возможным все более точное установ- ление и судеб отдельных групп. А это значит, что индивидуальная картина преследования может быть перенесена на судьбу це- лых групп… В конечном счете, уточ- ненная количественная реконструкция Холокоста может помочь и в высту- плениях против неона- цистских исторических фальшивок, которые любят останавливаться на этой теме. К сожалению, по- добного рода спекуляции встречаются не только в праворадикальной среде, но иногда и у авторов, свободных от подозрений в отрицании Холокоста.5 Мне очень близок научный подход к борьбе с отрицателями, который предлагают авторы-со- ставители. Добавлю, что еще один важный способ противостояния отрицанию Холокоста – это про- свещение, преподавание истории Холокоста. Нельзя не согласиться с мнением авторов: с отрицанием Холокоста надо бороться в шко- лах, университетах, СМИ, а не в полицейских участках и судах (С. 87). Пожалуй, образователь5 Дитер Поль. Так сколько же?.. О числе евреев, уничтоженных в ходе национал- социалистических преступлений // Отрицание отрицания, или Битва под Аушвицем: Дебаты о демографии и геополитике. Москва, 2008. С. 155. 527 Ab Imperio, 3/2009 ные программы и проекты – это действенный инструмент в про- тивостоянии, хотя одни из самых известных отрицателей Остин и Граф были, как известно, препо- давателями литературы… В заключение, кроме значимых текстов составителей, а также впервые переведенных на русский язык работ известных западных историков, следует отметить фун- даментальный справочный и ссы- лочный аппарат рецензируемого издания, обширнейшую библи- ографию, которая дает глубокое представление об исследуемой проблеме. Стоит надеяться, что данная книга будет способствовать разви- тию научного и образовательного подходов в изучении и преподава- нии истории Холокоста. 1 Karel C. Berkhoff. The “Russian” Prisoners of War in Nazi-Ruled Ukraine as Victims of Genocidal Massacre // Holocaust and Genocide Studies. 2001. Vol. 15. No. 1. Pp. 1-32; Idem. The Mass Murder of Soviet Prisoners of War and the Holocaust: How Were Виктория СУКОВАТАЯ Плоды отчаяния: трагедия Украины во Второй мировой войне Karel C. Berkhoff, Harvest of Despair: Life and Death in Ukraine Under Nazi Rule (Cambridge, MA: Belknap Press of Harvard University Press, 2004). xiii+463 pp., ill. Maps, Bibliography. ISBN: 0-6740131 -31. Карел Беркхоф – профессор Амстердамского университета и научный сотрудник Центра исследований Холокоста и ге- ноцида при Институте военной документации, одного из отделе- ний Нидерландской Королевской Академии наук. Архивы и виде- оматериалы, которыми обладает Институт, обширны и во многом уникальны, они включают самую современную литературу по исто- рии мировых войн, исследовани- ям национализма и геноцида, а также диссидентскую литературу времен “холодной войны”. Помимо рецензируемой моно- графии, Беркхоф известен как ав- тор статей, посвященных одной из наиболее трагических тем Второй мировой войны: судьбе советских военнопленных,1 а также уча- ...

pdf

Additional Information

ISSN
2164-9731
Print ISSN
2166-4072
Pages
pp. 522-527
Launched on MUSE
2015-10-07
Open Access
No
Back To Top

This website uses cookies to ensure you get the best experience on our website. Without cookies your experience may not be seamless.