In lieu of an abstract, here is a brief excerpt of the content:

306 Рецензии/Reviews Светлана КОНСТАНТИНОВА Nicholas B. Dirks, The Scandal of Empire: India and the Creation of Imperial Britain (Cambridge, MA and London, England: The Belknap Press of Harvard University Press, 2006). 389 pp. ISBN 0-67402166 -5. Не будет преувеличением сказать, что на тему “Индия и Британская империя” написаны десятки тысяч самых разнообраз- ных работ, во множестве которых нелегко сориентироваться. Од- нако мощный импульс, придан- ный этой области исследований в 1980-е гг., все еще оказывает определяющее влияние на ее раз- витие. Появление работы Эдварда Саида,1 в которой ориентализм рассматривается как дискурс и стиль мышления, а образ Востока – как орудие колониальной поли- тики Запада, рождение постколо- ниальной истории и актуализация бывших до этого второстепен- ными исторических дисциплин задали долгосрочную траекторию развития темы, или, по меньшей мере, значительно скорректиро- вали подход к ее изучению. В свою очередь, многочисленная группа исследователей империа- лизма, национализма, процессов глобализации и кросскультурных 1 См.: Edward W. Said. Orientalism: Western Conceptions of the Orient. London, 1978. связей выдвинула альтернативные и многомерные видения развития исторического процесса. Какое место в этом море специальной литературы занимает “The Scandal of Empire” Николаса Диркса? Прежде всего, несколько слов о названии этой работы. Заглавие книги является одновременно авторской находкой и ловушкой для переводчика, потому что сло- во “scandal” в английском языке имеет несколько значений. С од- ной стороны, буквальный перевод названия как “Скандал Империи” не будет грубой ошибкой. Под “scandal” автор, скорее всего, имел в виду “публичный раздор”, по- скольку в центре повествования находится сюжет о противоречи- вом судебном процессе первого британского генерал-губернатора в Индии Уоррена Гастингса (17881795 ), который был встречен в современном обществе целым шквалом публичных дискуссий. С другой стороны, если мы рас- смотрим такие значения слова “scandal”, как “прегрешение” или “позор”, название этой работы приобретает несколько иное, но не менее интересное значение, поскольку в книге речь идет также о фальсификации и подавлении истории. В то же время в пользу первого варианта перевода гово- рит наличие в английском языке 307 Ab Imperio, 1/2008 специальных слов для обозначе- ния понятий “прегрешение” или “позор”. Во всяком случае, дать однозначный перевод заглавия на русский язык, зная контекст сюжета, представляется затруд- нительным. “The Scandal of Empire” яв- ляется одновременно не вполне характерной и закономерной работой для творчества Николаса Диркса. Начав карьеру как иссле- дователь проблемы суверенитета династии Моголов (P. XIV), он вскоре переключился на изучение британско-индийской проблема- тики с точки зрения историче- ской антропологии и социальной истории. Таким образом, рассма- триваемая работа, посвященная преимущественно механизмам создания имперского нарратива, является одновременно возвраще- нием к тематическим истокам, то есть к политико-идеологическому аспекту взаимоотношений между двумя странами, и в то же время ее переосмыслением в контексте развития историографии за по- следние несколько десятков лет. Если на заре своей профессио- нальной карьеры Диркс работал на волне подъема всеобщего ин- тереса к глобальной истории, то в последние годы, как замечает сам автор, общественная атмос- фера характеризуется осознанием негативных сторон и ограничен- ности процессов глобализации (P. XV). Как можно заключить, “The Scandal of Empire” является плодом более чем тридцатилетне- го труда ученого. Каков вклад автора в рас- сматриваемую область исследо- ваний? На наш взгляд, новизна подхода Диркса определяется несколькими аспектами, в первую очередь острой актуализацией проблемы создания имперского нарратива. С одной стороны, ин- терес автора к переосмыслению темы был подогрет попыткой им- пичмента американского прези- дента Б. Клинтона, которая, “воз- можно, привела к власти Дж. Бу- ша-младшего”, и осознанием того, что “процедура импичмента в последние десятилетия ХХ в. стала индикатором особых взаи- моотношений, которые сложились между политической этикой, общественными обязательствами и индивидуальными добродетеля- ми, и значительно повлияла на их изменение в негативную сторону” (P. X). В связи с этим исследова- тель решил обратиться к сравни- тельной истории прецедентов от- странения от власти должностных лиц в англоязычном мире в общем и к процессу Уоррена Гастингса в частности. С другой стороны, на рубеже XX-XXI вв. поднялась новая вол- на осмысления начал британского империализма, а после терактов одиннадцатого сентября загово- 308 Рецензии/Reviews рили об “имперском присутствии США в Персидском заливе”, кото- рое, по мнению автора, было вы- звано слиянием интересов эконо- мических и политических струк- тур, коррупцией капитала и власти и злоупотреблением властью. С этой точки зрения, указывает Диркс, процесс Гастингса как пре- цедент оправдания и узаконения коррупции при непосредственном участии капитала, то есть Ост- Индской компании, приобретает особый интерес (Pp. XI-XIV). Таким образом, постановка про- блемы характеризуется двойной актуализацией. Центральной темой рассматри- ваемого исследования является процесс, который мы обозначим как “становление и узаконение имперской идентичности”, или формирование “имперского нар- ратива” как инструмента забвения, подавления и перевоплощения, а также завоевания истории, на- чиная с периода “долгого восем- надцатого столетия”2 (Pp. XII, 5). В дополнение “The Scandal of Empire” характеризуется амби- циозной адресацией не просто к широкой, но к “множествен- ной” аудитории (P. XVI), то есть специалистам по современной историографии, методологии и философии исторической науки, британской историографии, исто- рии стран Азии, колониальной истории, европейской истории, феноменологии и идеологии власти, а также социальной и культурной истории. Как пред- ставляется, рассматриваемая ра- бота претендует на историческую и даже научную универсальность. Обратимся к анализу практи- ческого воплощения авторского замысла. Отправной точкой ис- следования Диркса является им- перский скандал восемнадцатого века, или неправомочные, соглас- но современным европейским нормам и политико-философским идеалам, действия должностных лиц Британии в Индии. К рас- сматриваемому моменту време- ни история объединенной Ост- Индской компании, британских торговых путешествий в Индию и соперничества с европейскими коллегами насчитывала более со- рока лет. Однако в 1740-х гг., когда произошли первые вооруженные столкновения между англичанами 2 “The long eighteenth century” (1660/1688-1815/1850-е, от реставрации англий- ской монархии, или Славной революции, до битвы при Ватерлоо, или начала индустриальной революции) – специальный термин, применяемый в западной историографии наравне с понятием “the short eighteenth century” (“краткое во- семнадцатое столетие”, 1715-1789, от смерти короля Людовика XIV до Француз- ской революции). Оба термина служат для обозначения единства протекавших в указанные отрезки времени экономических и политических трендов развития европейских государств. 309 Ab Imperio, 1/2008 и французами, свершился переход интересов из коммерческой в по- литическую плоскость и возникла идея создания империи при помо- щи местных вождей, она приоб- рела новое качество. Англичанин Роберт Клайв (Clive, 1725-1774) за три периода своего пребывания в Индии сумел упрочить английское могущество в Восточной Индии.3 Однако реформа Ост-Индской компании, проведенная Клайвом перед выходом в отставку, поста- вила ее на грань банкротства, тогда как многие влиятельные англичане являлись держателями ее акций. Дело разбиралось в парламенте с 1769 по 1772 гг. и завершилось принятием так называемого регу- лирующего Акта 1773 г., который предоставил государственную субсидию Компании, ликвидиро- вал номинально существовавшие бенгальские органы управления и рекомендовал придерживаться в Индии иной стратегии. Клайв покончил жизнь самоубийством, а на пост генерал-губернатора полу- чил назначение Уоррен Гастингс (Hastings, 1732-1818) как своего рода антикризисный управляю- щий. Деятельность Гастингса в Ин- дии также делится на три перио- да. В течение интересующих нас 1772-1784 гг. он занимался финан- совыми реформами в Бенгалии, но ввязался в серию вооруженных конфликтов, в результате которых снова возник дефицит бюджета Ост-Индской компании. Генерал- губернатор решил проблему, вы- нудив местную знать расстаться с частью своего состояния в пользу Компании. После этого в парла- менте Ф. Френсисом и Э. Бёрком при поддержке партии вигов была инициирована кампания против Гастингса (1788-1795 гг.), который был отстранен от занимаемой должности. В результате этого судебного процесса владения и полномочия Компании были пере- даны под контроль Британской короны, а Гастингс был оправдан по всем пунктам и получил огром- ный пенсион с учетом покрытия судебных издержек. Анализируя случай Гастингса, который, в отличие от своих пред3 Клайв, первоначально работавший клерком в Ост-Индской компании, с 1751 г. прошел полный путь от добровольца британской армии до генерала. Успешно руководя военными операциями в Восточной Индии, он добился права взимать подати с населения занятых британскими войсками территорий, а затем получил и сами территории в полную и вечную собственность. Внеся эти земли в казну Ост-Индской компании в обмен на контрольный пакет ее акций, Клайв становится губернатором Бенгалии, где было установлено двойное верховное правление. В третий период своего пребывания в Индии (1765-1767) Клайв, несмотря на нали- чие вооруженной оппозиции, провел реформу Компании, разрешив ее служащим возмещать неравноценную оплату своего труда получением взяток. 310 Рецензии/Reviews шественников и преемников, стал мишенью Фемиды, несмотря на свои личностные достоинства и эффективную деловую стратегию (Рp. 22, 211-212, 225-231, 238), Диркс ссылается на два фактора, а именно: глубокий кризис Британ- ской империи и крушение идеалов главного представителя обвине- ния Э. Бёрка (P. 83), который был обеспокоен будущим британской метрополии. Автор показывает противоре- чия Бёрка как мыслителя, который в своей критике прегрешений Британской империи подвел уни- версальную теоретическую базу под ее верховную власть в колони- альных владениях и указал выход из системного кризиса. Прежде всего, Бёрк обличал идею “гео- графической морали” и поставил вопрос о том, должны ли быть стандарты поведения политика различными или одинаковыми в разных регионах (Pp. 107-110, 196). Далее политик обратил внимание на двойственность вер- ховной власти в Индии, которая воплощалась в жизнь предостав- лением политических и военных функций Ост-Индской компа- нии, что, по его мнению, могло опрокинуть основы британского государственного устройства (Pp. 189-190, 198). Так, Диркс различает несколько уровней значения прецедента Гастингса. С одной стороны, это очевидная внешняя политико-экономиче- ская значимость с точки зрения взаимоотношений Британии и Индии. С другой стороны, автор рассматривает этот случай также с позиции отношений внутри самой Британской империи, связей меж- ду “верховным правом суверена на торговлю, доход, издание зако- на и землю” (P. XIII), парламентом и Ост-Индской компанией. Однако, как подчеркивает ав- тор, в результате скандала импе- рия только выиграла, потому что частная торговля стала государ- ственной коммерцией и частью “глобальной” имперской эконо- мики, а централизация власти при генерале-губернаторе – моделью имперской власти, основой ко- лониального типа государства и управления (Рp. 131, 163-165, 210-212). Хотя Диркс принимает во внимание, что после оконча- ния судебного процесса действия должностных лиц империи пере- стали осознаваться как скандаль- ные, в том числе из-за куда более потрясающих обстоятельств: умственной болезни Георга III и Французской революции (Pp. 21, 85, 114), главное место в его тео- рии отводится необходимости соз- дания триумфального имперского нарратива Британии. Как создавался британский имперский нарратив? Как показы- вает автор, истоки официального нарратива основывались на так 311 Ab Imperio, 1/2008 называемых “ужасах империи”, случаях массовой гибели под- данных Британской империи при обстоятельствах, известных в истории как “черная дыра Каль- кутты” (1756) и восстание сипаев (1857-1859) (Pp. 1-2). Истоки реального имперского нарратива восходили, во-первых, к фактам противодействия британским военному присутствию и ком- мерческой деятельности в Индии, последствия которых, однако, “были недолговечными и не столь тяжелыми в имперских масшта- бах” (P. 7). Во-вторых, они бази- ровались на факте решительного отпадения американских колоний (Pp. 4-5). Вскоре после этого скандал был перефокусирован с деятельности британской адми- нистрации в Индии на культурную и цивилизационную “отсталость” “сокровищницы Британской им- перии” (Pp. 23-25). При этом, как указывает Диркс, из морального багажа британских политиков исчез вопрос о государственной ответственности за военную и культурную агрессию. Таким образом, автор впервые в лите- ратуре трактует скандал империи не как угрозу ее существованию и здоровью, а как свойственный поставленной задаче элемент. Более того, Диркс обосновыва- ет правомерность объединения историй метрополии и империи, которые до этого рассматривались в историографии проблемы пре- имущественно отдельно. Как показывает исследователь, другим важным для современ- ности последствием узаконения скандала Британской империи стало замещение ценности ре- ального знания об остальном мире идеей о том, что знание имеет свои национальные грани- цы (P. 26). Другими словами, от человека на публичном поприще, будь то политик или историк, перестали ожидать того, что он будет смотреть на возникающую проблему объективно, вместе с чем были узаконены права на субъективность и политическую ангажированность. Диркс полемизирует с по- следователями “новой истории”, которые доказывают, что импе- рии сами становились объектом воздействия колоний, и не при- нимают в расчет саморепрезен- тации империализма (Pp. 27-28). Современный Запад, как показы- вает автор, берет начало в импе- риях прошлого. Управляемый публичный скандал (Pp. 88-114) призван скрыть нечто гораздо более значимое, он позволяет империи изобличить существу- ющие “недостатки”, найти повод для реформ, а затем дистанциро- ваться от скандала и показать, что есть норма, законность и мораль в их новом понимании (Pp. 31-32, 33-34). 312 Рецензии/Reviews Далее, замечает Диркс, пере- рождение государственных форм и общественной морали породили проблему создания аутентичной истории (P. 261), выход из которой был найден в стратегическом, а не в антропологическом непони- мании “Другого”, четком опреде- лении “Своего” и установлении “цивилизаторской привилегии” (Pp. 276, 279), то есть рожде- нии полезной и многофункци- ональной для ее изобретателя традиции. Еще раз подчеркивая учредительную роль империи в модернизации мира, Диркс ука- зывает на главную опасность со- временности в виде “застывших и вездесущих парадигм имперской истории” (P. 333), так как сегод- ня история скандала империи повторяется и ведет к созданию новых форм глобального доми- нирования. Как представляется, секрет методологии Диркса кроется в чередовании микро- и макровизу- ализации. Особый интерес в этом отношении представляет первый раздел, в котором намечены три уровня исследования и применен соответствующий масштабу ме- тодологический инструментарий: “традиционное” увеличительное стекло для исторической части, “прогрессивная” подзорная труба для “глобального” измерения и “новаторский” прибор ночного видения для аналогий с современ- ностью. Таким образом, методо- логическая новизна исследования заключается в сочетании трех масштабов применительно к од- ному сюжету. Композиция “The Scandal of Empire” представляет собой ком- бинацию из девяти разделов, или глав, каждая из которых, как предполагается, посвящена от- дельному элементу теории скан- дала. В фокусе внимания автора и читателя поочередно оказываются событийная история скандала, его коррупционный и “театральный” уровни, экономическая и правовая стороны, трансформация структу- ры британского государства, изо- бретение “официальной” истории этих событий, создание истори- ческой традиции контрастного восприятия “цивилизованности” Британии и Индии и, наконец, новорожденная Британская им- перия. Упрек в излишне лаконичном, если не сказать схематичном, оглавлении работы мог бы пока- заться формальным, если бы не два обстоятельства. Во-первых, подобная структура исследования предусматривает равновесность и равнозначность всех его разделов. Однако некоторые главы, напри- мер вторая, несколько выбиваются из общей логики работы, выпол- няя подчиненную другим сюже- там роль или посвящая читателя в контекст проблемы, являвшейся 313 Ab Imperio, 1/2008 предметом другого раздела. Кроме того, схематичность названий глав обнажает некоторый дисбаланс в структуре работы; к тому же, книга при наличии пролога не уравновешена эпилогом. Хотя автор находится во мно- гом на консервативной и уже ставшей классической позиции критики империализма, это не снижает ценности исследования, которое представляет интерес для самой широкой аудитории. Как убедительно показывает Николас Диркс, “The Scandal of Empire” – это ключ к современному по- ниманию коррупции, верховной власти, общественной добро- детели, рыночной экономики, бюрократического государства, истории и традиции. 1 См., например: Западные окраины Российской империи. Москва, 2006; Сибирь в составе Российской империи. Москва, 2007. Обе книги вышли в серии “Окраины Российской империи” 2 См. например о Мурмане: И. Ф. Ушаков. Избранные произведения в 3 тт. Мур- манск, 1997-1998. Т. 1. Кольская земля; Т. 2. Кольский север в досоветское время. Из наиболее влиятельных более ранних произведений о русской колонизации Севера см.: С. Ф. Платонов. Прошлое Русского Севера: очерки по истории колонизации Поморья. Петроград, 1923. Людмила НОВИКОВА Alexei Yurchenko, Jens Petter Nielsen (Eds.), In the North my Nest is Made: Studies in the History of the Murman Colonization 1860-1940 (St. Petersburg: European University at St. Petersburg Press, 2005). 266 pp., 32 ill. Bibliography, Index. ISBN: 5-94380-048-4; Reinhard Nachtigal, Die Murmanbahn 1915 bis 1919. Kriegsnotwendigkeit und Wirtschaftsinteressen (Remshalden: Greiner, 2007). 2nd edition. 222 pp. Bibliography, Index,Appendix, Maps. ISBN: 9783 -935383-96-7. Русский Север до сих пор привлекал сравнительно незначи- тельное внимание историков, не- смотря на возросший в последние годы историографический инте- рес к заселению, экономическому развитию и российской политике на имперских окраинах.1 Правда, древняя новгородская колониза- ция региона была уже довольно давно и хорошо изучена.2 Однако более интенсивное заселение и хо- зяйственное освоение Севера, на- ...

pdf

Additional Information

ISSN
2164-9731
Print ISSN
2166-4072
Pages
pp. 306-313
Launched on MUSE
2015-10-07
Open Access
No
Back To Top

This website uses cookies to ensure you get the best experience on our website. Without cookies your experience may not be seamless.