In lieu of an abstract, here is a brief excerpt of the content:

478 Рецензии/Reviews Григорий ЗАПЛОТИНСКИЙ Ф. Н. Шакуров. Развитие исто- рических знаний у татар до фев- раля 1917 года. Казань: Издатель- ство Казанского государственного университета, 2002. 127 с. Список литературы. ISBN: 5-7464-0756-9. Научная литература, посвя- щенная развитию исторических знаний у ряда “негосударствен- ных” народов (и у казанских татар – в частности), начала издаваться только в конце двад- цатого столетия. Особенно это касается тех народов, которые были включены в состав России насильно и показывались в офи- циальной историографии как “культурно отсталые”. Впрочем, некоторые аспекты изучения развития исторических знаний у татарских народов присутствуют и в работах известных советских востоковедов, например В. Бар- тольда, Ч. Валиханова и др. Од- нако комплексного исследования этой проблемы не существовало. Несмотря на то, что некоторые аспекты развития исторической мысли татарских народов как определенной формы духовной культуры освещаются в рабо- те В. Трепавлова,1 монография Фарита Шакурова представляет ческих групп и мусульманских бизнесменов. Однако в целом это дает нам картину не столь- ко реальной жизни российских мусульман, сколько, скорее, тот “виртуальный интерфейс”, через взаимодействие с которым актуа- лизируются те или иные аспекты реального исламского контента в современном российском обще- стве. Механизмы же этой актуа- лизации, понимание которых и представляет подлинный научный интерес, оказываются не только скрытыми – они просто не затра- гиваются как малозначительные. То же самое можно сказать и об описании различных аспектов российской политики в связи с исламом и исламским миром. Наконец, абсолютно непонятна целевая аудитория данной книги. Исследователь, профессионально занимающийся этой проблемати- кой, едва ли найдет для себя здесь что-то новое, а широкий читатель не станет читать такую массив- ную, переполненную справоч- ной информацией книгу. Однако вполне можно предположить, что данная работа может оказаться весьма полезным энциклопеди- ческим пособием, допустим, для чиновника Госдепартамента, не являющегося специалистом ни по России, ни по исламу, но по долгу службы оказавшегося вынужден- ным иметь дело со столь странной евразийской экзотикой. 1 В. В. Трепавлов. История Ногайской Орды. Москва, 2001. 479 Ab Imperio, 1/2006 собой по сути первую попытку в исторической науке системати- зировать все памятники истори- ческой мысли татарских ученых и публицистов. Своей задачей Шакуров считает раскрытие про- блемы эволюции татарской исто- рической науки от средневековья до февраля 1917 года. Исходя из идеи эволюции форм обществен- ного сознания (С. 6-7), Шакуров делает основной акцент на ис- следовании развития историче- ской мысли в конце ХІХ – первых десятилетиях ХХ века, когда фор- мируются методологические под- ходы и доктринальные положения науки. Толчком к качественному развитию татарской науки в ХІХ в. автор считает появление джади- дистского движения, ставившего перед собой идеи национального обновления. Хотелось бы подчер- кнуть также, что существует не- которое несоответствие названия монографии ее тексту. Заявленная тема предусматривает анализ исторической науки не только у казанских татар, но и у других татарских народов, однако послед- ние остались, увы, за пределами научного интереса автора. Шакуров строит свою работу по хронологическому принципу и анализирует историческую лите- ратуру начиная с периода средне- вековья и заканчивая революци- онной эпохой 1917 года. При этом проблемная дифференциация литературы начинает проводиться им только со второй половины ХІХ века. Раскрытие более ранних исторических знаний татар про- исходит в форме перечисления авторов и изложения кратких положений их трудов. Довольно интересной представляется ме- тодика описания исторических знаний по периодам: начиная от “народной памяти” в форме устного народного творчества и заканчивая работами авторов, претендующих на историческую объективность. Только с 1885 года – даты выхода в Казани ра- боты Шигабутдина Марджани (1818-1889) “Мустафад ал-ахбар фи ахвали Казан ва Булгар” – автор интерпретирует исторические зна- ния как отдельную науку (С. 16). Такой подход к раскрытию пробле- мы, поставленной в рецензируе- мой работе, имеет как позитивные, так и негативные результаты. К последним, в частности, отно- сится отсутствие сравнительного компонента в материалах одного из выделенных ним хронологи- ческих периодов, что в некоторой степени ухудшает аналитическую основу монографии. Над решени- ем этой проблемы автору следует, вероятно, поработать. Интересным следует считать утверждение о существовании и последующей гибели татарских средневековых исторических летописей. Главными доказа- 480 Рецензии/Reviews вым наиболее полно. Автор не только приводит перечень исто- риков этого периода, но и пока- зывает основную проблематику их исследований. Наибольшее внимание он уделяет: 1) проблеме правомерности использования термина “татары” по отношению к населению бывшего Казанского ханства; 2) проблеме статуса на- селения Поволжья в Золотой Орде и наличия этнических, политиче- ских и культурных связей между Казанью и Сараем; 3) месту Ка- занских татар в среде тюркских народов; 4) взаимоотношениям с Россией до и после завоевания Ка- занского ханства; 5) исторической правомерности использования терминов “татарин” и “тюрк” по отношению к населению Казан- ского ханства. Освещение этих проблем та- тарскими историками показано автором в контексте развития со- циально-политической ситуации в ХІХ веке, которая, несомненно, влияла на процесс формирования исторических нарративов. Шаку- ров старается показать творчество не только профессиональных историков, работавших в различ- ных университетах Российской и Османской империй, но и людей, которые имели к истории лишь касательное отношение: татар- ских просветителей, религиозных деятелей, преподавателей гимна- зий, публицистов. Для лучшего тельствами в пользу этого пред- положения Шакуров считает наличие в татарских сочинениях XVII в. следов предшествующих письменных памятников (С. 10), а также историческую хронику Рашид-ад-Дина “Джамиат-та- варих”, написанную по заказу ильханов. На примере последней рассматривается мусульманская традиция связи исторической литературы с правящими дина- стиями, следы проявления кото- рой возможно найти в истории Волжской Булгарии. Однако Ша- куров не учитывает особенность развития исламских государств в Улусе Джучи, к которому и от- носились земли Поволжья. Лето- писание в Золотой Орде не имело тех традиций, какие имелись в Персии. Более того, кочевой образ жизни, проповедуемый ханами Золотой Орды и навязываемый ими булгарскому населению, не предусматривал необходимости “идеологической документации власти”, на которую ссылается автор (C. 10). Она заменялась устными преданиями и “Ясой” Чингисхана. Автору монографии, приводящему такие суждения, не подтвержденные ссылками на конкретные источники, следовало бы более критично относиться к легендам, так как это снижает научный уровень всей его работы. Историческая мысль татар в ХІХ веке рассмотрена Шакуро- 481 Ab Imperio, 1/2006 понимания позиции того или иного автора исторических работ в монографии приводится его краткая биография. При этом сам Шакуров сознательно дистанци- рует себя от всех описываемых им взглядов, стараясь выглядеть беспристрастным исследовате- лем. Он не дает качественной оценки ни одному из вариантов видения отмеченных выше про- блемных блоков, ограничиваясь только констатацией существо- вания определенного авторского мнения, что является довольно позитивным для историографа. По моему мнению, этот раздел работы является одним из наибо- лее удачных, так как практически полностью отвечает поставленной в исследовании цели. Шакуров старается исследо- вать все разнообразие историче- ской литературы у татар в XIX веке. Он не ограничивает свою ра- боту академическими монографи- ями, указывая также на существо- вание других форм исторической мысли. Автор дает характеристику полемичным статьям, в которых присутствуют исторические све- дения, а также учебникам истории различных уровней (С.93-94). При этом рассматривается не только содержание учебников, но и ана- лизируется сам курс татарской истории в гимназиях и медресе (С. 90-91), что позволяет создать представление о формировании исторической мысли среди широ- ких масс татарского населения. Та- кой подход к источникам в целом положительно сказывается на на- учном уровне работы, хотя можно было более конкретно описать векторы влияния различных про- изведений на генезис татарской исторической науки. Значитель- ное внимание уделено анализу журналов, печатавших работы по истории: “Чулпан йолдызы”, “Шура”, “Миръат”, – которые вы- ходили в Российской и Османской империях на протяжении XIX века (С. 30-33). Отдельное место в моногра- фии отводится определению роли России в эволюции татарской исторической мысли. Отметим, что российское влияние не трак- туется в однообразном ключе и рассматривается в контексте исторических событий и соци- ально-политических процессов. Упоминается об акциях царского правительства, которые привели к увеличению количества работ, показывающих единство россий- ского и татарского народов перед угрозой внешнего завоевания: Смуты и польской агрессии XVII века, нашествия наполеоновских войск и Отечественной войны 1812 года (С. 69). Определенное влияние на развитие идеи по- зитивного влияния России, по мнению автора, оказало праздно- вание 300-летия дома Романовых, 482 Рецензии/Reviews которому был посвящен целый ряд научных работ татарских историков (С. 107). В этой части работы автор впервые отходит от своей практики отстраненно-ней- трального изложения материала, высказывая свое личное мнение о статье Г. Ибрагимова, что опять же положительно характеризует работу, так как использование подобного приема способствует “сближению” автора со своим текстом. В отдельном разделе моно- графии рассматриваются работы татарских специалистов в области всемирной истории и истории России (С. 82-86). Показаны разнообразные методологиче- ские подходы, эволюция которых развивалась в направлении от сакрального анализа мирового исторического процесса к по- зитивистским методикам (С. 102-106). Автор акцентирует внимание на разнообразии под- ходов к определению роли и места казанских татар в истории России и мировой истории. Затрагивает он и проблему влияния на татар- скую историческую науку идей панисламизма и пантюркизма. Отметим, что ссылки на литера- туру методологического характера при создании истории развития татарской исторической мысли в значительной мере увеличивают научную и познавательную цен- ность монографии, хотя парал- лели с европейскими классиками методологии, которые проводит Шакуров, не всегда удачны. Отметим довольно удачное раскрытие автором проблем раз- вития исторических методологий, используемых самими татарскими учеными. В этом контексте осо- бый интерес вызывают научные работы по проблемам нации, на- циональности и этносу, которые неоднократно рассматривались в контексте исследований, связан- ных с определением социально- политической принадлежности казанских татар (С. 59). В заключение можно сказать, что труд как самого Шакурова, так и редакторов его моногра- фической работы достоин при- знания: в некотором роде книга может считаться уникальной, поскольку она является неоцени- мым помощником не только для историков-тюркологов, но и для всех, кто интересуется проблема- ми истории и духовной культуры казанских татар. ...

pdf

Additional Information

ISSN
2164-9731
Print ISSN
2166-4072
Pages
pp. 478-482
Launched on MUSE
2015-10-07
Open Access
No
Back To Top

This website uses cookies to ensure you get the best experience on our website. Without cookies your experience may not be seamless.