In lieu of an abstract, here is a brief excerpt of the content:

590 Рецензии/Reviews как в монографии гарвардского антрополога или книге других эмигрантов третьей волны, Вайля и Гениса, “60-е. Мир советского человека”. Ретроспективные вер- сии, созданные извне, ставят этот незаметный “простому русскому глазу” материал во главу угла. Чте- ние книги создает возможность остранения культуры обыденно- сти. Опыт эмигранта, регулярно посещающего изменяющуюся родину, воплощается в жанре культурно-антропологического путешествия. Идея межкультур- ной непереводимости – одна из предпосылок, без которых эти путешествия никогда бы не состо- ялись. В противном случае стоило бы ограничиться знакомством с рекламой туров. Как француз- ское “un chez-soi ” или “русская искренность”, “Common Places” Бойм в свою очередь непереводи- мы. Они убеждают нас в том, что искаженное изображение гораздо интереснее зеркальной копии. Максим КИРЧАНОВ Lithuanian Historical Studies. Vol. 5. Vilnius: Lithuanian Institute of History, 2000. После распада Советского Союза исчезла и единая исто- рическая наука, связи между историками нарушились. По этой причине о развитии исторических исследований в советских респу- бликах известно мало. В бывших советских республиках за это время появилась новая историче- ская периодика, выходят новые исследования. В 1996 году в Литве начал пу- бликоваться ежегодный сборник “Литовские исторические иссле- дования” на английском языке. Журнал, являющийся органом Литовского института истории, печатает статьи, сообщения и рецензии на книги, относящиеся к истории Литвы. Рецензирование журнала как единого целого весьма затрудне- но. В данном случае мы остано- вимся лишь на тех статьях, кото- рые связаны с историей национа- лизма. Мы зададимся вопросами: каково основное их содержание и какова в связи с этим линия раз- вития современной исторической науки в Литве? Католицизм и национализм, поляки и литовцы, польско-литов- ские отношения и противоречия – 591 Ab Imperio, 2/2003 вот основные темы современной литовской исторической научной литературы, в том числе и жур- нала “Литовские исторические исследования”. Статья Дарюса Сталюнаса (Т.5/2000) посвящена изучению национальной политики на за- падных окраинах Российской Им- перии. Автор исходит из того, что российские власти использовали один из видов “дискриминаци- онной политики”, которая была направлена против “конкретных недоминирующих национальных групп”. Рассматривая эту про- блему, основное внимание автор сосредотачивает на отношении к полякам и Польше. Поляки, по его словам, были главной опасно- стью в глазах российских властей в ХIХ веке. Именно против этой опасности была направлена та- кая мера властей, как введение русского языка в качестве языка богослужения в католической Церкви. Негативное отношение к полякам Дарюс Сталюнас склонен объяснять возникновением кон- сервативных политических идей в российском обществе. Их носи- тели, по его словам, – российские петербургские и московские пу- блицисты М. Катков, И. Аксаков, А. Гильфердинг. “Влиятельный институт российской националь- ной политики”, – такую оценку получает контролируемая ими пресса. Рассматривая российскую политику в отношении поляков, Д. Сталюнас подчеркивает, что постепенно русская печать на- чала разграничивать поляков и литовцев по “этнокультурному и языковому критерию”. Основной вывод автора таков: в формиро- вании национальной политики в Российской Империи ведущее место отводилось вероиспове- данию, а языку и этническому происхождению власти уделяли второстепенное внимание.1 Вилма Жалтаускайте про- должает рассмотрение проблем, поднятых в предыдущей статье. В центре ее внимания – развитие литовского католического духо- венства. Она считает, что к на- чалу ХХ века в рядах литовских священников не было внутрен- него единства, духовенство было разделено на две группировки – молодое и старое духовенство, – между которыми существовал конфликт. Часть ксендзов в Литве выступала за использование в ли- товском национальном движении синтеза националистических и католических идей. Другие като- лические священники выступали 1 Darius Staliыnas. “The Role” in the Policy of the Russian Government: Semantics and Praxis in the Mid-Nineteenth Century // Lithuanian Historical Studies. 2000. Vol. 5. Pp. 45-67. 592 Рецензии/Reviews с поддержкой идеи политического литовско-польского союза, на- правленного против литовского национализма. Несмотря на от- сутствие внутреннего единства среди духовенства, по словам В. Жалтаускайте, литовский наци- онализм к началу ХХ столетия усиливал социальные позиции ксендзов. При этом католические священники могли его принимать или нет, игнорировать или от- кровенно бороться против него, но последнее грозило им потерей влияния на литовское население.2 Значительное внимание в жур- нале “Литовские исторические ис- следования” уделяется отдельным деятелям литовского национали- стического и освободительного движения. Так, в нем публикова- лось ряд материалов о Винцасе Кудирке (1858-1899) – одном из признанных лидеров литовского движения. Обратившись к творче- скому наследию Винцаса Кудирки, Витаутас Меркис приходит к заключению, что его идеи были направлены как против русифи- кации, так и против полонизации. Историческая заслуга В. Кудирки, по словам современного литов- ского историка, состоит в том, что он широко использовал по- нятие “Литва”, способствуя, тем самым, оформлению его значения. Примечательно то, что в работах литовского национального деятеля термин “Литва” многозначен – он имеет несколько аспектов: географический, политический, этнокультурный и этноязыковой. Проект “Литвы” Кудирки был амбициозен: в состав литовских земель он включал Вильнюс, Ка- унас, Гродно – при этом в данных регионах во времена Кудирки литовцы преобладали только в районе Каунаса. В. Кудирка скло- нялся и к тому, что укреплению литовской национальной иден- тичности будет способствовать противостояние полонизации и русификации. Вот почему успех идей Кудирки в рамках современ- ного ему литовского общества В. Меркис склонен объяснять тем, что среди литовцев не было само- идентификации с русской культу- рой, а сам Винцас Кудирка смог проявить себя именно в сфере рус- ско-литовского противостояния.3 Программа модернизации ли- товского общества и проблемы формирования национальной ин- теллигенции – основные элемен2 Vilma Zaltauskaité. Catholicism and Nationalism in theViews of theYounger Generation of Lithuanian Clergy in the Late Nineteenth and Early Twentieth Centuries // Lithuanian Historical Studies. 2000. Vol. 5. Pp. 113-130. 3 Vytautas Merkys. Vincas Kudirka’s Concept of Lithuania // Lithuanian Historical Studies. 2000. Vol. 5. Pp. 85-98. 593 Ab Imperio, 2/2003 ты анализа творческого наследия В. Кудирки в статье еще одного современного литовского истори- ка, Владаса Сирутавичюса. Исход- ный тезис статьи этого литовского историка таков: интеллигенция в любом обществе является “со- циальной элитой”. Рассматривая литовскую интеллигенцию с этих позиций, В. Сирутавичюс указывает на то, что литовские интеллигенты (к числу которых принадлежал и Винцас Кудирка) выдвигали идею модернизации общества, основанную на соче- тании критики существующего социального порядка с пропаган- дой националистических идей. При этом объективно условия для модернизации литовского общества и экономики региона были незначительны, а темпы модернизации – крайне медлен- ны. Интересно и то, что в статье Владаса Сирутавичюса образ Винцаса Кудирки, знакомый рос- сийским историкам по более ранней литовской (советской) и отечественной историографии, предстает с неизвестной стороны: значительное внимание уделено такому аспекту мировоззрения литовского националиста, как антисемитизм. Евреи не вызывали политических симпатий Винцаса Кудирки по причине того, что не стремились слиться с литовцами через ассимиляцию.4 Значительное внимание в “Ли- товских исторических исследо- ваниях” уделяется и периоду Ос- вободительной войны, имевшей место после революции 1917 года. Данная тематика не нова для литовской исторической науки. В связи с этим интересна статья Гедиминаса Рудиса, который под- вергает сомнению традиционную для литовской историографии точку зрения, согласно которой первое правительство Литовской Республики во главе с Аугустина- сом Волдемарасом не осознавало опасности, исходившей от Совет- ской России и не предпринимало шагов для обеспечения незави- симости и безопасности Литвы. В отличие от предшествующей историографии Г. Рудис считает, что правительство понимало всю катастрофичность международ- ной ситуации конца 1918–1919 гг. Его ошибка состояла в другом: правительство Волдемараса уде- ляло мало внимания внутренним проблемам, вполне осознавая при этом, что главнейшую опасность для молодого воссозданного Ли- товского государства представ- ляла именно Советская Россия. 4 Vladas Sirutavičius. Vincas Kudirka’s Programme for Modernizing Society and the Problems of Forming a National Intelligentsia // Lithuanian Historical Studies. 2000. Vol. 5. Pp. 99-112. 594 Рецензии/Reviews Поэтому ориентацию литовского правительства на страны Антанты Рудис оценивает как политически верную, но не подкрепленную гарантиями предоставления ре- альной помощи.5 Литовские историки много внимания уделяют проблемам международных отношений в пе- риод существования независимой Литвы в 1920 – 1940 годах. Ин- тересна статья Зенонаса Буткуса об отношении Германии и Со- ветского Союза к “вильнюсскому вопросу”. Работа важна тем, что написана на основе неизданных документов, хранящихся в ли- товских, латышских, эстонских, немецких и российских архивах. Автор приходит к выводу, что Вильнюс был своего рода сим- волом Литвы, ее национальной независимости, а потеря города приводила к росту литовского национализма. Позиция же ве- ликих держав оценивается авто- ром таким образом: Германия и СССР выступали за возвращение Вильнюса Литве, но не всегда поддерживали ее, а действовали в соответствии со своими собствен- ными интересами, что и вылилось в заключение в 1939 году герма- но-советского пакта. Интересно и то, что в польско-литовском конфликте автором выделяется не только чисто внешнеполитическая сторона, он указывает также на роль национализма и этнических противоречий.6 Литовское национальное дви- жение в 1953 – 1960 годах, значе- ние смерти Сталина для Литвы, развитие литовской интеллиген- ции – темы статьи Ванды Каша- ускене. Она считает, что именно смерть И. Сталина в 1953 году привела к росту социальной ак- тивности литовского студенче- ства, которое составляло основу национального движения второй половины 1950-х годов. В. Каша- ускене указывает, что советская историография оценивала акты протеста литовских студентов как проявление буржуазного на- ционализма, а не национального движения. В статья В. Кашау- скене показаны все проявления студенческого национального движения в 1950-е годы: высту- пления за введение литовского языка во всех учреждениях, про- тесты против фальсификации истории Литвы, требования пере- именования улиц, требования воз- вращения уничтоженных памят- ников, в том числе и памятника 5 Gedeminas Rudis. Lithuania’s Search for International Support to Resist Russian Aggression 1918 // Lithuanian Historical Studies. 2000. Vol. 5. Pp. 161-175. 6 Zenonas Butkus. Attitudes of the Soviet Union and Germany Towards the Question of Vilnius between the World Wars // Lithuanian Historical Studies. 2000. Vol. 5. Pp. 131-160. 595 Ab Imperio, 2/2003 основателю Вильнюса великому князю Литовскому Гедеминасу. Рост национального движения в Литве прекратился с активиза- цией политики русификации в 1959-1960 годах. Однако в рецен- зируемой статье отмечается и то, что деятельность националистов принесла некоторые реальные результаты: система образования стала более ориентированной на литовский язык, литовская интеллигенция начала мыслить более национально. Именно это стало залогом успеха националь- ного движения в 1980-е годы и восстановления независимого Литовского государства в начале 1990-х годов.7 Наряду с работами литовских историков журнал рубликует ра- боты иностранных коллег. Так, Теодор Р. Викс рассма- тривает политику правительства Российской Империи как полити- ку русификации. При этом он счи- тает, что удар русских властей был направлен скорее против поляков, чем против литовцев. Однако он признает и то, что имели место ограничения развития литовского языка и культуры. Рассматри- вая отношение правительства к литовцам, историк поднимает проблему католицизма, который, по его словам, русская пресса свя- зывала с полонизмом. По словам Викса, литовцы оказались между борющимися русскими властями и поляками: их язык и культура были неславянскими, но главной проблемой литовцев (в глазах русского правительства) являлось то, что их духовенство было поло- низировано. Кроме этого, между литовцами и поляками существо- вал конфликт, который проявлялся с особенной силой в Церкви. По этой причине в литовцах власти видели объект для потенциальной полонизации. Именно этим мож- но объяснять негативное к ним отношение. Но примечателен и другой факт, отмеченный автором: во многих официальных доку- ментах литовцы не признавались как сила, враждебная российским интересам, их рассматривали, скорее, как жертву вредного поль- ско-литовского католического влияния.8 Журнал “Литовские историче- ские исследования” внимательно следит за изучением истории Литвы за пределами республики. О постоянном и устойчивом ин- тересе его издателей и авторов к данной проблематике говорят ре7 Vanda Kašauskienë. Student Unrest in Lithuania after Stalin’s Death, 1953 – 1960 // Lithuanian Historical Studies. 2000. Vol. 5. Pp. 176-192. 8 Theodore R. Weeks. Official Russia and the Lithuanians, 1863-1905 // Lithuanian Historical Studies. 2000. Vol. 5. Pp.68-84. 596 Рецензии/Reviews цензии на последние публикации по литовской истории, которым в рецензируемом сборнике отведе- но достойное место. В. Илгеви- чюте анализирует книгу Кшиш- тофа Тарки “Литовцы в Польше 1944–1997”.9 Настоящая работа примечательна в связи с тем, что с восстановлением литовской не- зависимости в 1990-х гг. литовско- польские отношения перешли на качественно новый уровень раз- вития. В ходе анализа содержания монографии рецензент приходит к заключению, что исследование польского историка является но- вым шагом в изучении истории положения литовского населения в Польше на фоне относительно значительного числа работ по данной проблеме, посвященных более раннему времени.10 В изда- нии рецензируется и книга Т. Вик- са “Нация и государство в поздней имперской России. Национализм и русификация на Западной окра- ине, 1863-1914”.11 Рецензент дает ей высокую оценку.12 Таков в самых общих чертах срез современной литовской исто- рической науке, как он представ- лен в англоязычных “Литовских исторических исследованиях”. Несмотря на структурную и про- блемно-тематическую схожесть, статьи (а все они посвящены исто- рии Литвы) рецензируемого из- дания разнообразны. Они показы- вают основные сферы реализации творческого интереса литовских историков. В определенном смыс- ле журнал “Литовские историче- ские исследования” – новый шаг в развитии, в интернационализации литовской исторической науки. Перед литовскими историками стоит задача поиска новых тем, новых вариантов интерпретации прошлого. Судя по статьям ре- цензируемого издания, они с этим вполне успешно справляются. 8 Theodore R. Weeks. Official Russia and the Lithuanians, 1863-1905 // Lithuanian Historical Studies. 2000. Vol. 5. Pp.68-84. 9 Krzysztof Tarka. Litwini w Polsce 1944-1997. Opole, 1998. 10 Lithuanian Historical Studies. 2000. Vol. 5. Pp.193-198. 11 Theodore R. Weeks. Nation and State in Late Imperial Russia. Nationalism and Russification on the Western Frontier, 1863-1914. Northern Illinois University Press, 1996. 12 Lithuanian Historical Studies. 2000. Vol. 5. Pp.199-206. ...

pdf

Additional Information

ISSN
2164-9731
Print ISSN
2166-4072
Pages
pp. 590-596
Launched on MUSE
2015-10-07
Open Access
No
Back To Top

This website uses cookies to ensure you get the best experience on our website. Without cookies your experience may not be seamless.