In lieu of an abstract, here is a brief excerpt of the content:

55 Ab Imperio, 2/2002 Терри МАРТИН ИМПЕРИЯ ПОЗИТИВНОГО ДЕЙСТВИЯ: СОВЕТСКИЙ СОЮЗ КАК ВЫСШАЯ ФОРМА ИМПЕРИАЛИЗМА?* Новое российское революционное правительство раньше старых ев- ропейских полиэтнических государств столкнулось с поднимающейся волной национализма и ответило систематическим стимулированием национального сознания этнических меньшинств и учреждением для них институциональных форм, характерных для национальных государств.1 Стратегия большевиков заключалась в том, чтобы взять * “Affirmative Action Empire” by Terry Martin, from “A State of Nations,” ed. by Ronald Suny and Terry Martin, copyright – 2001 by Oxford University Press, Inc. Used by permission of Oxford University Press, Inc. Перевод К. Суворовой под редакцией М. Могильнер. Понятие “Affirmative Action” может быть переведено на русский язык как “позитивная дискриминация”, или как “позитивная социальная деятельность”. В контексте данной статьи наиболее адекватным представляется вариант “Империя позитивного действия”. – Прим. Ред. 1 Австро-Венгерская империя первая из старых европейских империй почувство- вала, что её существованию угрожает сепаратистский национализм. Российская интеллигенция, включая Ленина и Сталина, полемизировавшими с австро-маркси- стами по национальному вопросу, внимательно следила за национальной политикой в Австро-Венгрии. В австрийской части империи были испробованы различные стратегии, которые затем перенял Советский Союз. Однако, они являлись 56 Т. Мартин, Империя позитивного действия: Советский Союз... на себя руководство воспринимавшимся как неизбежность процессом деколонизации, и осуществить его так, чтобы сохранить территориаль- ное единство старой Российской Империи и создать предпосылки для формирования нового централизованного социалистического государ- ства. С этой целью советское государство создало не только дюжину больших национальных республик, но и десятки тысяч национальных территорий, разбросанных по всему пространству Советского Союза. Новые национальные элиты получали образование и выдвигались на руководящие посты в правительстве, образовательных учреждениях и промышленных предприятиях на этих вновь образованных террито- риях. Национальный язык на этих территориях был объявлен офици- альным государственным языком. В десятках случаев, это вызывало необходимость создания письменного языка там, где его еще не было. Советское государство финансировало массовое производство книг, журналов, газет, кинофильмов, оперных постановок, музеев, фоль- клорные музыкальные ансамбли и другую культурную продукцию на национальных (нерусских) языках. Нигде, за исключением Индии после 1948 г., подобных попыток не предпринималось, ни одно полиэтни- ческое государство не могло сравниться по масштабам “позитивного действия” с программой советского правительства.2 Почему большевики приняли эту радикальную стратегию? Для того, чтобы ответить на этот вопрос, мы должны проанализировать как дореволюционные взгляды большевиков по национальному вопросу, так и их практический опыт взаимодействия с националистическими движениями в первые послереволюционные годы. После захвата власти в октябре 1917 г. большевики не имели единой национальной политики. Они разделяли лозунг Вудро Вильсона о праве народов на в основном стратегиями защиты и уступок националистическим требованиям, в то время как Советский Союз придерживался активной профилактической стратегии стимулирования нерусского национального строительства для предот- вращения роста национализма. См. Adam Wandruszka and Peter Urbanitsch (Hrsg.). Die Habsburgermonarchie, 1848-1918. Band III. Die Volker des Reiches. Vienna, 1980. 2 Базовая работа об индийском опыте “позитивного действия”: Marc Galanter. Competing Equalities. Law and the Backward Classes in India. Delhi, 1984. См. также Sumita Parikh. The Politics of Preference. Democratic Institutions and Affirmative Action in the United States and India. Ann Arbor, 1997. На индийский вариант коре- низации – организацию территорий по языковому принципу вскоре после полу- чения независимости – оказала влияние советская модель См. Report of the States Reorganisation Commission. New Delhi, 1955. Pp. 40-43. 57 Ab Imperio, 2/2002 самоопределение.3 Однако, этот лозунг предназначался для того, что- бы обеспечить революции поддержку национальных движений; он не предлагал модели управления полиэтническим государством. Несмотря на то, что Ленин всегда серьезно относился к национальному вопросу, неожиданно проявившаяся в годы революции и гражданской войны мобилизующая сила национализма поразила и обеспокоила его. Боль- шевики ожидали проявлений национализма в Польше и Финляндии, но возникновение многочисленных националистических движений практически по всей территории бывшей Российской империи было неожиданностью, а мощь националистического движения на Украине казалась особенно пугающей.4 Именно это непосредственное столкно- вение с национализмом заставило большевиков сформулировать новую политику в отношении национальностей.5 Этот процесс не был бесконфликтным. На одной стороне находи- лись нациестроители под руководством Владимира Ленина и Иосифа Сталина, на другой – интернационалисты под руководством Георгия Пятакова и Николая Бухарина.6 На VIII Съезде партии в марте 1919 г. они столкнулись по вопросу о праве на национальное самоопределение. Пятаков заявлял, что “…проделав довольно большой и мучительный опыт, проделав этот опыт на окраинах бывшей царской России, … надо сказать, что этот лозунг ‘право наций на самоопределение’, … показал себя на практике, во время социалистической революции, как лозунг, объединяющий все контрреволюционные силы”.7 После того, как пролетариат захватил власть, продолжал Пятаков, национальное 3 Этот удивительный факт был отмечен Георгием Чичериным в: Против тезисов тов. Сталина // Правда, 1921. № 50. 6 марта. С. 2. 4 Richard Pipes. The Formation of the Soviet Union. Communism and Nationalism. Rev. ed. Cambridge, MA., 1964; Ronald Grigor Suny. The Revenge of the Past. Nationalism, Revolution and the Collapse of the Soviet Union. Stanford, CA., 1993. Pp. 20-83; Андреа Грациози. Большевики и крестьяне на Украине, 1918-1919 г. Очерк о большевизмах, национал-социализмах и крестьянских движениях. Москва, 1997. 5 Jeremy Smith. The Bolsheviks and the National Question, 1917-1923. Basingstoke, 1999; Yuri Slezkine. The USSR as a Communal Apartment, or How a Socialist State Promoted Ethnic Particularism // Slavic Review. 1994. Vol. 53. Pp. 414-52; Ronald Grigor Suny. The Revenge of the Past. Pp. 84-106; Helene Carrere D’Encausse. The Great Challenge. Nationalities and the Bolshevik State, 1917-1930. New York, 1992. 6 Интересную дискуссию, создающую контекст для настоящего разговора см. в: J. Smith. The Bolsheviks and the National Question. Pp. 7-28. 7 Восьмой съезд РКП(б). 18-23 марта 1919 г. Протоколы. Москва, 1933. С. 79-80. 58 Т. Мартин, Империя позитивного действия: Советский Союз... самоопределение теряет смысл: “это или просто дипломатическая игра… или это хуже, чем игра, если мы берем это всерьез.”8 Пятакова поддерживал Бухарин, который заявлял, что только пролетариат дол- жен быть обличен правом на самоопределение, а не “фиктивная, так называемая ‘воля нации’”.9 Они оба считали, что класс, а не нацио- нальность, является единственной политически значимой социальной идентичностью в постреволюционную эпоху. Ленин, который сталкивался с Пятаковым и другими по данному вопросу и раньше, реагировал на эту вновь возникшую проблему с характерной для него решительностью.10 Он с готовностью соглашал- ся с тем, что национализм объединил все контрреволюционные силы, но в то же время, национализм привлек и классовых сторонников большевиков. Финская буржуазия успешно “обманывала трудящиеся массы тем, что москали, шовинисты, великороссы хотят задушить финнов”.11 Аргументы, которыми пользовался Пятаков, усиливали этот страх, и, следовательно, усиливали национальное сопротивление. Только “благодаря тому, что мы признали право [финской] нации на самоопределение, процесс [классовой] дифференциации там был об- легчен.”12 Национализм подогревался исторически сложившимся не- доверием: “трудящиеся массы других наций были полны недоверия к великороссам, как к нации кулацкой и давящей.”13 Ленин утверждал, что только предоставление права на национальное самоопределение могло преодолеть это недоверие, а политика Пятакова, напротив, пре- вращает партию в наследницу царистского шовинизма: “поскрести 8 Там же. С. 82. 9 Там же. С. 48-49. Эта позиция была поддержана Сталиным и в декабре 1917 г. и в январе 1928 г. И. В. Сталин. Ответ товарищам Украинцам в тылу и на фронте // И. В. Сталин. Сочинения. Т. 4. Москва, 1953-55. С. 8; Он же. Выступления на III всероссийском съезде советов Р.С. и К.Д. // Там же. С. 31-32. 10 Два основных дореволюционных выступления Ленина, в которых критически разбирается позиция Пятакова (чьим основным сторонником была Роза Люксембург): В. И. Ленин. О праве нации на самоопределение (1914) // В. И. Ленин. Полное собрание сочинений [далее ПСС]. Т. 25. Москва, 1975-77. С. 255-320; Он же. Социалистическая революция и право нации на самоопределение (1916) // ПСС. Т. 27. С. 151-66. Ленин спорил с Пятаковым и на VII съезде партии в апреле 1917, см.: Национальный вопрос на перекрестке мнений. 20-е годы. Документы и материалы. Москва, 1992. С.11-27. 11 Восьмой съезд РКП(б). С. 55. 12 Там же. С. 54-55. 13 Там же. С. 108. 59 Ab Imperio, 2/2002 иного коммуниста – и найдешь великорусского шовиниста”.14 Ленин полагал, что класс станет доминирующей социальной идентичностью только тогда, когда национальной идентичности будет отведена соот- ветствующая роль. Съезд поддержал Ленина и сохранил оговариваемое в конкрет- ных случаях право на национальное самоопределение.15 Конечно же, большинство национальностей бывшей Российской империи были вынуждены реализовывать это право в рамках Советского Союза.16 Таким образом период с 1919 по 1923 г. прошел под знаком выработ- ки точного представления о том, что есть нерусское “национальное самоопределение” в контексте унитарного советского государства. Сформированная в итоге политика основывалась на определении на- ционализма, предложенного преимущественно Лениным и Сталиным. Ленин неоднократно обращался к национальному вопросу в 1912–1916 гг., когда он формулировал и защищал лозунг о самоопределении, и вновь обратился к нему в 1919–1922 гг., после пугающего успеха на- ционалистских движений периода гражданской войны.17 Сталин – автор нормативного дореволюционного текста Марксизм и национальный вопрос, Комиссар по делам национальностей с 1917 по 1924 гг., офици- альный докладчик по национальному вопросу на партийных съездах – считался основным “авторитетом по национальным вопросам”.18 Ленин и Сталин были единодушны как в логическом обосновании, так и в понимании основных аспектов новой национальной политики, хотя 14 Там же. 15 Там же. С. 387. J. Smith. The Bolsheviks and the National Question. P. 21. 16 О повторном завоевании большевиками приграничных территорий Российской Империи, см. Richard Pipes. The Formation of the Soviet Union. Communism and Nationalism. 17 О периоде с 1912 г. по 1916 г., в дополнение к работам, процитированным выше, см.: В. И. Ленин. Тезисы по национальному вопросу (1913) // ПСС. Т. 23. С. 31422 ; Он же. Критические заметки по национальному вопросу (1913) // ПСС. Т. 24, 113-150; Он же. Итоги дискуссии о самоопределении (1916)// ПСС. Т. 30. С. 1758 . О периоде с 1919 г. по 1922 г., кроме речей на партийных съездах, см.: В. И. Ленин. Письмо к рабочим и крестьянам Украины … (1919) // ПСС. Т. 40. С. 41-47; Он же. Об образовании СССР (1922) // ПСС. Т. 45. С. 211-213; Он же. К вопросу о национальностях или об автономизации (1922) // ПСС. Т. 45. С. 356-62. 18 Из истории образования СССР. Стенограмма заседаний секции 12 съезда РКП(б) по национальному вопросу. 25.04.23 // Известия ЦК КПСС. 1991, № 4. С. 169. Статьи и речи Сталина собраны в: И. Сталин. Марксизм и национально-колониальный вопрос. Москва, 1934. 60 Т. Мартин, Империя позитивного действия: Советский Союз... в 1922 между ними возник конфликт в связи с реальным воплощением данной политики в жизнь. Их понимание проблемы национальностей основывалось на трех исходных допущениях. Во-первых, национализм являлся исключительно опасной мобили- зационной идеологией, поскольку потенциально позволял формировать надклассовыеальянсыдлядостижениянационалистическихцелей.Ленин называл национализм “буржуазным обманом”,19 но “обманом” удачным. Он срабатывал, поскольку позволял представить легитимные социальные жалобы в национальной форме. На XII Съезде партии в 1923 г. Бухарин, к тому времени горячий защитник национальной политики партии, за- метил, что “то недовольство, которое создается в крестьянстве в силу того, что мы берем с него налоги и т. д.., это недовольство получает национальную форму и формулировку, которая используется нашим про- тивником”.20 Эрнест Геллнер (Ernest Gellner) пародировал эту аргумен- тацию как “теорию неправильной адресации” национализма: “Подобно тому как экстремистски настроенные мусульмане-шииты говорят, что архангел Гавриил сделал ошибку, доставив послание Мухаммеду, тогда как оно предназначалось Али, марксисты склоняются к тому, что дух истории или человеческое сознание допустило ужасную оплошность. Послание о пробуждении было адресовано классам, но по какой-то ужасной почтовой ошибке его доставили нациям.”21 В то время большевики рассматривали национализм как маски- рующую идеологию (masking ideology). Маскирующие метафоры возникали снова и снова в их дискурсе национальности.22 Сталину они особенно нравились: “национальный флаг пристегивается к делу лишь для обмана масс, как популярный флаг, удобный для прикрытия контрреволюционных замыслов национальной буржуазии”.23 “И если буржуазные круги старались придать национальную окраску этим кон- фликтам, то только потому, что им это было выгодно, что удобно было за национальным костюмом скрыть борьбу за власть”.24 Понимание 19 В. И. Ленин. Как епископ Никон защищает украинцев (1913) // ПСС. Т. 24. С. 9. 20 Двенадцатый съезд РКП(б). 17-15 апреля 1923 г. Стенографический отчет. Москва, 1968. С. 612. 21 Ernest Gellner. Nations and Nationalism. Ithaca, NY, 1983. С. 129. 22 В дополнение к примерам из Сталина, см. ленинские “Критические заметки”, с. 119-20. 23 И. Сталин. Политика советской власти по национальному вопросу в России (1918) // Марксизм и национально-колониальный вопрос. С. 54. 24 И. Сталин. Выступления на III всероссийском съезде советов Р.С. и К.Д . С. 31. 61 Ab Imperio, 2/2002 национализма как маскирующей идеологии помогает объяснить, по- чему большевики с подозрением относились к национальному самовы- ражению даже после того, как приняли политику, явно направленную на поощрение такого самовыражения. Большевики-интернационалисты, такие как Пятаков, использовали эту точку зрения для нападок на национализм как на контрреволюци- онную идеологию, и на само понятие национальность, которое они объявляли пережитком капиталистической эпохи. Ленин и Сталин, однако, делали абсолютно противоположный вывод. Они рассуждали следующим образом: предоставив национальные статусные формы, советское государство сможет расколоть надклассовый национальный альянс, стремящийся к обретению государственности. После этого естественным образом проявится классовое расслоение, которое по- зволит советскому правительству привлечь пролетариат и крестьянство на основе своей социалистической программы.25 Ленин утверждал, что независимость Финляндии не уменьшила, а только усилила классовый конфликт и что национальное самоопределение будет иметь такие же последствия в Советском Союзе.26 Подобным же образом, Сталин настаивал, что “необходимо ‘взять’ у них [национальной буржуазии] автономию, предварительно очистив от буржуазной скверны, и пре- вратив ее из буржуазной в советскую”.27 Так постепенно формирова- лось убеждение, что надклассовая привлекательность национализма снимается через предоставление институциональных форм консти- туирования нации. Этот вывод подкреплялся вторым допущением: национальное со- знание является неизбежной исторической фазой, которую все народы должны пройти на пути к интернационализму. В своих дореволюцион- ных работах Ленин и Сталин писали, что национальности появились вместе с возникновением капитализма и являются сами по себе след25 Хорошее изложение этой позиции на раннем этапе см. в С. Диманштейн. Народный комиссариат по делам национальностей // Жизнь национальностей, 1919. № 41. 26 октября. С. 2. 26 В своих дореволюционных работах Ленин неоднократно упоминал, что в результате предоставления Швецией в 1905 г. независимости Норвегии процесс проявления классового конфликта ускорился в обеих странах. См.: В. Ленин. О праве нации на самоопределение. С. 289; Социалистическая революция и право нации на самоопределение. С. 253. 27 И. Сталин. Одна из очередных задач. (1918) // Сочинения. Т. 4. С. 75. 62 Т. Мартин, Империя позитивного действия: Советский Союз... ствием капиталистического производства,28 а не неотъемлемым или постоянным свойством человечества. Большевики-интернационалисты, такие как Пятаков, естественно, понимали это в том смысле, что при социализме национальности не будут иметь значения и, следовательно, им не надо предоставлять особого статуса. Однако Ленин и Сталин на- стаивали на том, что национальности сохранятся в течение длительного времени даже при социализме.29 Более того, на начальном этапе про- цесс национального самоутверждения даже интенсифицируется. Уже в 1916 г. Ленин заявил, что “к неизбежному слиянию наций человечество может прийти лишь через переходный период полного освобождения всех угнетенных наций”.30 Сталин позднее разъяснял этот парадокс следующим образом: “Мы проводим политику максимального развития национальной культуры, с тем чтобы она исчерпала себя до конца, и чтобы затем была создана база для организации международной со- циалистической культуры”.31 Сочетание двух факторов сформировало ощущение неизбежности национальной стадии развития. Во-первых, крах Австро-Венгерской империи и на удивление сильные националистические движения в бывшей Российской империи во многом определили возросшее ува- жение большевиков к мощи и универсальности национализма.32 Ста- лин был особенно поражен “национализацией” в бывших немецких городах Австро-Венгрии. На Съезде партии в 1921 г. он отметил, что всего лишь пятьдесят лет назад все города в Венгрии были в основ- ном немецкими; сейчас же они стали по преимуществу венгерскими. Аналогичным образом, утверждал он, все русские города на Украине и в Белоруссии будут “неизбежно” национализированы даже при со28 И. Сталин. Марксизм и национально-колониальный вопрос. С. 4-15; В. И. Ленин. О праве нации на самоопределение. С. 255-71. 29 Про Ленина см.: Тайны национальной политики ЦКРКП. Стенографический отчет секретного VI совещания ЦК РКП, 1923 г. Москва, 1992. С. 30-31; По Сталину см.: Марксизм и национально-колониальный вопрос. С. 155-65. 30 В. И. Ленин. Социалистическая революция и право нации на самоопределение. С. 256. 31 Российский Центр Хранения и Изучения Документов Новейшей Истории (РЦХИДНИ). Ф. 558. Оп. 1. Д. 4490 (1929 г). Л. 9. 32 Большевики часто выражали удивление по поводу мощи националистических движений в бывшей Российской империи. Например, см. комментарии Затонского на Х Съезде Партии: Десятый съезд РКП (б). Март 1921 г. изд. Н. Н. Попова. Москва, 1933. С. 205-09. 63 Ab Imperio, 2/2002 циализме. Сопротивляться этому было бы бесполезно: “нельзя идти против истории”.33 Более того, национальная стадия развития приобрела более пози- тивную коннотацию, поскольку она стала ассоциироваться не столько с капитализмом, сколько с процессом модернизации в целом. Для опро- вержения Пятакова и Бухарина Ленин ссылался на башкир, утверждая, что “тут надо дождаться развития данной нации, дифференциации пролетариата от буржуазных элементов, которое неизбежно”, и что “путь от средневековья до буржуазной демократии и от буржуазной демократии – к демократии пролетарской… это – путь совершенно неизбежный”.34 Поскольку Ленин фокусировал внимание большевиков на восточных “отсталых” национальностях Советского Союза, укре- пление национального статуса стало ассоциироваться с историческим прогрессом. Эта тенденция достигла своего апогея во время “культур- ной революции” конца 1920-х, когда советская пропаганда хвастливо заявляла, что на Дальнем Севере тысячелетний процесс формирования наций был сокращен до десятилетия.35 Таким образом, формирование наций воспринималось как неизбежная и позитивная стадия в модер- низации Советского Союза. Третье и последнее допущение предполагало, что нерусский на- ционализм был в первую очередь реакцией на царистское угнетение и вызывался исторически оправданным недоверием к великороссам. Этот аргумент особенно сильно поддерживал Ленин, который еще в 1914 г. резко критиковал Розу Люксембург, отрицавшую право на самоопределение, тем самым, по мнению Ленина, “объективно по- могая” реакционным русским националистам: “Увлеченная борьбой с национализмом в Польше, Роза Люксембург забыла о национализме великорусов, хотя именно этот национализм и страшнее всего сей- час…”.36 Национализм “угнетенной нации”, продолжал Ленин свою аргументацию, имеет “общедемократическое содержание”, которое “мы безусловно поддерживаем”, тогда как национализм угнетателей не несет освободительной ценности.37 Он заканчивает свою критику 33 Десятый съезд РКП (б). С. 216. 34 Восьмой съезд РКП(б). 18-23 марта 1919 г. Протоколы. С. 55-56. 35 II сессия ВЦИК XV созыва. Стенографический отчет. Москва, 1931. С. 16. Тонкий анализ советской эволюционистской идеологии см. в: Yuri Slezkine. Arctic Mirrors. Russia and the Small Peoples of the North. Ithaca, NY., 1994. 36 В. И. Ленин. О праве наций на самоопределение. С. 275. 37 Там же. С. 275-76. 64 Т. Мартин, Империя позитивного действия: Советский Союз... Люксембург призывом бороться “со всяким национализмом и в первую очередь с национализмом великорусским”.38 Поведение большевиков между 1917 и 1919 гг. убедило Ленина, что Всероссийская Коммунистическая Партия унаследовала психологию великодержавного шовинизма от царского режима. В нерусских ре- гионах большевистская партия на начальных этапах опиралась прак- тически только на русское пролетарское меньшинство и колонистов- аграриев, которые часто занимали открыто шовинистическую позицию по отношению к местному населению.39 Это отношение встревожило Ленина и спровоцировало резкую реакцию на действия Пятакова, про- водившего антиукраинскую политику в Киеве.40 Раздражение Ленина достигло кульминации в 1922 г., в ходе известного грузинского дела, когда он обвинил Дзержинского, Сталина и Орджоникидзе в велико- русском шовинизме (русифицированные националы, утверждал он, часто становятся самыми большими шовинистами).41 Большевистский шовинизм побудил Ленина придумать термин “русотяпство” (бессмыс- ленный русский шовинизм), который затем вошел в большевистский лексикон и стал бесценным оружием в риторическом арсенале наци- ональных республик.42 Ленинская озабоченность великорусским шовинизмом привела к формированию основного принципа советской национальной полити- ки. В декабре 1922 г. Ленин возобновил начатое в 1914 году наступление на великорусский шовинизм, сформулировав новое указание о необ38 Там же. С. 319. 39 Десятый съезд РКП (б). С. 195-209. R. Pipes. The Formation of the Soviet Union. Communism and Nationalism. P. 126-54; 172-183; Alexander G. Park. Bolshevism in Turkestan, 1917-1927. New York, 1957. P. 3-58; В. Л. Генис. Депортация русских из Туркестана в 1921 г. (Дело Сафарова) // Вопросы истории. 1988, № 1. С. 44-58.   40 Andrea Graziosi. G. L. Piatakov (1890-1937): A Mirror of Soviet History // Harvard Ukrainian Studies. 1992. Vol. 16. P. 102-66. 41 В. И. Ленин. К вопросу о национальностях. С. 356-62. “Грузинское дело” привлекло к себе огромное внимание из-за его связи с ленинским “завещанием”. J. Smith. The Bolsheviks and the National Question. P. 172-212; R. Pipes. The Formation of the Soviet Union. Communism and Nationalism. P. 276-93; R. Pipes. Russia under the Bolshevik Regime. NewYork, 1993. P. 471-80; Moshe Lewin. Lenin’s Last Struggle. New York, 1968. Pp. 43-64. Документы по этому вопросу см. в: Из истории образования СССР // Известия ЦК КПСС. 1989, № 9. С. 191-218; Yuri Buranov (Ed.). Lenin’s Will. Falsified and Forbidden. Amherst, NY., 1994. 42 На Партийном съезде в 1921 Затонский приписывал этот термин Ленину. См.: Десятый съезд РКП(б). С. 207. 65 Ab Imperio, 2/2002 ходимости “отличать национализм нации угнетающей и национализм нации угнетенной, национализм большой нации и национализм нации маленькой. По отношению ко второму национализму почти всегда в исторической практике мы, националы большой нации, оказываемся виноватыми в бесконечном количестве насилия…”.43 Данное различие между агрессивным великодержавным шовинизмом и оборонительным местным национализмом, который воспринимался как закономерный ответ на действия первого, затем вошло в стандартную большевист- скую риторику. Оно, в свою очередь, привело к разработке важного принципа “большей опасности”: великодержавный (или иногда вели- корусский) шовинизм представлял бульшую опасность, чем местный национализм.44 К концу 1922 г. этот принцип в резкой ленинской формулировке стал одним из двух принципиальных моментов в оценке национальной поли- тики, по которым Ленин и Сталин не сходились.45 Сталин поддерживал принцип “большей опасности” до 1922-23 гг., затем вновь вернулся к нему в 1923 г. и отвечал за национальную политику, основанную на этом принципе, с апреля 1923 г. по декабрь 1932 г. Тем не менее, он не был уверен в том, что все виды местного национализма могут быть объяснены как реакция на великодержавный шовинизм.46 Исходя из своего опыта в Грузии, Сталин утверждал, что грузинский национализм характеризуется великодержавной эксплуатацией осетинского и абхазского меньшинств.47 Критику великорусского шовинизма Сталин всегда дополнял наступле- нием на “меньшую опасность” местного национализма.48 Это расхожде- ние также проявлялось в терминологии, которой пользовались Ленин и 43 В. И. Ленин. К вопросу о национальностях. С. 359. 44 Двенадцатый съезд РКП(б). С. 693-95. 45 Помимо этого, Ленин и Сталин расходились в вопросе о структуре Советского Союза и, в первую очередь, о месте России в составе Советского Союза. Сталин был резко против создания отдельной Русской республики со своим правительством (ЦИК) в Москве, поскольку она могла стать потенциальным центром для развития русского сепаратизма. Ленин же доказывал, что это необходимо как мера по формальному уравниванию РСФСР, Белоруссии, Украины и Закавказья, и Сталин вынужден был согласиться. См. T. Martin. The Russification of the RSFSR // Cahiers du monde russe. 1998...

pdf

Additional Information

ISSN
2164-9731
Print ISSN
2166-4072
Pages
pp. 55-87
Launched on MUSE
2015-10-07
Open Access
No
Back To Top

This website uses cookies to ensure you get the best experience on our website. Without cookies your experience may not be seamless.