In lieu of an abstract, here is a brief excerpt of the content:

Ab Imperio, 4/2001 455 Алла САЛЬНИКОВА Алтер ЛИТВИН Theodore H. Friedgut, Iuzovka and Revolution. Vol. 1, Life and Work in Russia’s Donbass, 18691924 (Princeton, New Jersey: Princeton University Press, 1989). xviii, 361 p.; Vol. 2, Politics and Revolution in Russia’s Donbass, 1869-1924 (Princeton, New Jersey: Princeton University Press, 1994). xxi, 514 p. Теодор Фредгут – профессор русских и славянских исследова- ний Иерусалимского университе- та – на протяжении многих лет занимался изучением рабочего движения в России. Результатом исследования стал представлен- ный двухтомник. Ныне трудно найти в отечественной и зару- бежной историографии столь тщательный и скрупулезный ана- лиз труда рабочих и их отноше- ний с работодателями в одном, отдельно взятом регионе России. Сам Фредгут утверждает, что ра- бота в таком виде и с такой структурной композицией появи- лась совершенно случайно. По его словам, это произошло так: “В годы брежневского застоя ав- тор… решил обратиться к био- графии Хрущева, что помогло бы понять тот мир, который сформи- ровал современное советское ру- ководство. Так он вышел на исто- рию Донбасса и, в частности, Юзовки1 , где вырос Хрущев” (Vol. 1, P. xi). Фредгут пишет, что в начале подходил к работе как политолог, но вскоре понял, что этого недостаточно, и ему при- шлось обратиться к историческим источникам и историческим мето- дам исследования (Vol. 1, P. xvii). Два тома отличаются друг от друга не хронологически, а про- блемно-тематически. В первом рассматривается социально- экономическая проблематика; во втором – политические сюжеты. По словам автора, сначала он хо- тел заняться только политиче- скими проблемами, но понял, что важно изучить также материаль- ные условия жизни донецких ра- бочих, их социальные проблемы, что без этого невозможно разо- браться в специфике их полити- ческого сознания (Vol. 1, P. xiv). Эти задачи обусловили структуру работы, что привело к созданию труда в жанре классической “labor history”. Фредгут использует метод “максимально детализированного описания”, т.е. подробно и обсто- ятельно излагается история Юзовки и ее обитателей, которые, как полагает автор, жили одина- ково тяжело как до революции, так и после нее. Поэтому первый том автор посвящает “мечте пер1 Ныне это город Донецк. Рецензии 456 вопроходца Джона Джеймса Хьюза и сотням тысяч рабочих Донбасса,” чей пот и кровь дела- ли мечту о лучшей жизни реаль- ностью, второй – “юзовской се- мье” и многострадальным, тяжко живущим гражданам Донбасса. Он описывает жизнь рабочих двух поколений, выявляет сход- ство и изменения в их положении, его особо интересует жизнь до- нецких рабочих не только в обычных, но и экстремальных условиях. К последним автор от- носит холерные бунты 1892 г. и революции 1905-1907 и 1917 гг. Но более всего его поразил факт возникновения в безлюдной укра- инской степи города, ставшего к началу первой мировой войны од- ним из важнейших производите- лей угля и металла в России: при населении в 262.000 человек Дон- басс производил 70% угля в стране и 67% железа (Vol.2, Р. 207). Таким образом, Юзовка стала примером капиталистиче- ской модернизации страны на ру- беже XIX – XX вв. Фредгут называет основные факторы, определившие специфи- ку социально-политического раз- вития региона. Первым и главным, по его мнению, является “физиче- ское и социальное первопроходче- ство” (Vol. 1, P. 327), напоминав- шее колонизацию в США (Vol. 1, P. xii). Он подчеркивает, что Дон- басс был фактически незаселен до возникновения здесь промыш- ленных поселений; там не было ни развитой инфраструктуры, ни общественно-административных институтов, ни политических традиций. Отсюда вытекала вто- рая особенность – главную роль в освоении и развитии региона сыграла промышленная “Новая русская кампания” с иностран- ными инвесторами. Она фактиче- ски подменила собой обществен- ные и административные органи- зации (Vol. 1, P. 327). Так про- должалось вплоть до августа 1917 г. С этим связана, по мнению ав- тора, и специфика революцион- ного движения в крае. Рабочие в целом были довольны сложив- шимся положением, среди них преобладали иждивенческие настроения – кампания все орга- низованно решала. Это определя- ли специфику региона, его отли- чие от других промышленных ре- гионов страны. Фредгут пытается дать этно- социальный и социально- профессиональный срезы “закры- того сообщества” Донбасса. С одной стороны – английские управляющие заводами и шахта- ми (некоренное население), рус- ские крестьяне-иммигранты, ставшие промышленными рабо- чими и шахтерами (некоренное население), еврейские ремеслен- ники и торговцы (коренное насе- ление), украинские крестьяне (коренное население). Между ни- ми существовали многочислен- Ab Imperio, 4/2001 457 ные противоречия, особенно между украинскими крестьянами, недовольными нарушением их патриархального уклада жизни и навязываемым им новым урбани- зированным существованием, и всеми остальными. Причем, по мнению автора, социальная стра- тификация в регионе совпадала с этнической (Vol. 1, P. 332). Фред- гут также находит противоречия между старшими по возрасту и лучше оплачиваемыми квалифи- цированными рабочими и теми, кто был склонен к миграции – бо- лее молодым шахтерским населе- нием, менее грамотным и квали- фицированным (Vol. 2, Pp. 464466 ). Проблема противоречий внут- ри рабочего сообщества занимает в исследовании Фредгута значи- тельное место. Он показывает разницу жизненного уровня более квалифицированных рабочих- металлургов и шахтеров, и вместе с тем подчеркивает, что у них бы- ла общая политическая культура. Возникло такое явление, как “са- моиндентификация” (предпола- гающая потребность и возмож- ность каждого человека иденти- фицировать себя с определенной референтной группой, что прида- ет ощущение психологического комфорта и безопасности). Автор отмечает, что таких референтных групп внутри юзовского рабочего сообщества было довольно много и это они образовывали довольно патриархальную стратификацию, ничего общего не имеющую с осознанием собственной классо- вой принадлежности. Аутсайде- ры, находившиеся за пределами каждого мирка, воспринимались как чужие, поэтому о едином ра- бочем движении не могло быть и речи (Vol. 2, Pp. 464-466). Фред- гут пишет: “В Юзовке лакуны со- знания отделяли шахтеров от промышленных рабочих, а рус- ских рабочих – от еврейских ре- месленников и украинских кре- стьян. Класс был лишь одной из характеристик, которые форми- ровали общественное сознание, но для большинства донецких ра- бочих это был далеко не основ- ной элемент их жизни” (Vol. 2, P. 469). По мнению автора, для ра- бочих были более важны не клас- совые, а этнические, региональ- ные и профессиональные интере- сы. Главным для них были фаб- рика или шахта – источник их существования, и они готовы бы- ли их защищать от немецкой ок- купации или контроля большеви- ков. Рабочее движение в регионе Фредгут описывает как разоб- щенное и нестабильное. Он даже называет его “патриархальным”. Рабочие Юзовки были в состоя- нии провести организованные за- бастовки, но не могли создать “стабильные, самостоятельные организации, исходящие от самих рабочих, и поэтому признавали Рецензии 458 власть над собой” (Vol. 2, P. 468). У них не было культуры сообще- ства, отсутствовала рабочая ин- теллигенция, которая могла бы “переводить идеи радикальной интеллигенции на язык, понятный рабочим” (Vol. 2, P. 467), т.е. не было таких революционных акти- вистов, которых рабочие могли бы назвать “одни из нас”. Не бы- ло и соответствующих организа- ций, которые бы имели коренное происхождение. Поэтому рево- люция была сюда привнесена извне. Автор даже главу о ней называет “Октябрь, которого не было”. Рабочий класс Юзовки не смог преодолеть фрагментации и поляризации, и не он, а “само- державие явилось могильщиком капитализма”, ибо “отсутствие общественных структур, посред- ством которых политический процесс мог развиваться закон- ным образом, превратило поли- тическое участие в дестабилизи- рующий фактор” (Vol. 2, Pp. 470471 ). Важная теоретическая про- блема, рассматриваемая Фредгу- том, касается перспектив разви- тия российского общества в ХХ веке. Он является сторонником теории “модернизации”, приня- той на вооружение западной со- ветологией еще в 1960-е гг. Суть ее состоит в утверждении успеш- ного развития России по капита- листическому пути, прерванного мировой войной и революциями 1917 г. Фредгут полемизирует с Хеймсоном и другими специали- стами по социальной истории. Хеймсон, как известно, критико- вал т.н. “стабилизационную шко- лу” в западной советологии, от- стаивая вывод о том, что россий- ское общество накануне первой мировой войны становилось все менее стабильным, а война даже способствовала стабилизации, от- срочив революционный взрыв. Фредгут же полагает, что война интенсифицировала существую- щую социальную напряженность в России, подорвав короткую, но стабильную модернизацию рос- сийского общества и спровоциро- вав социальный кризис, который привел к падению царского ре- жима. Он указывает на жесто- кость и авторитаризм большеви- ков, но не считает большевист- ский захват власти ни неизбеж- ным, ни случайным, а видит в нем результат экономических, соци- альных, политических и этниче- ских предпосылок, о которых он много говорит в своем исследо- вании. Нельзя не отметить весьма со- лидную источниковую основу книг Фредгута. Это не только опубликованные в разных стра- нах, в том числе и СССР, источ- ники, но множество архивных ма- териалов, почерпнутых автором во время работы в московских и петербургских архивохранили- щах, в Донецке и во время встреч Ab Imperio, 4/2001 459 с родственниками и потомками Хьюза. Исследование Фредгута явно выделяется на фоне подобных ра- бот, традиционно рассматриваю- щих рабочее движение в Москве и Петербурге (А. Рабинович, У. Розенберг, Д. Конкер и др.) или в контексте истории всех социаль- ных слоев одного города России (исследование Д. Рэйли о Сарато- ве). Что касается советской исто- риографии, то автор наиболее значительной работы на эту тему, В. Я. Борщевский, в отличие Фредгута, рассматривает регио- нальную специфику только с по- литической точки зрения, игно- рируя историко-географические и этнические факторы.2 В юбилей- ной историографии Октябрьской революции на Украине (1987) особо подчеркивалась слабая изу- ченность “идейного и духовного облика пролетариата” донецкого бассейна, связанная с отсутствием достоверных источников.3 Мно- гие из источников по этой про- блематике как раз и привлек Фредгут, но это произошло через несколько лет после выхода упо2 В. Я. Борщевский. Рабочий класс и Советы Донецко-Криворожского бас- сейна в Октябрьской революции. Дне- пропетровск, 1962. Ч.1-2. 3 Историография Великой Октябрьской социалистической революции на Укра- ине. Киев, 1987. С. 92. мянутого историографического издания. Roderick E. McGREW А. В. Скоробогатов. Павел Первый в российской историче- ской литературе. Казань: “Форт- Диалог”, 1999. 147 с. Among Russia's modern tsars, Paul I (1754-1801) remains significantly controversial. His murder on March 11/12,1801, has been variously laid to his violent and despotic temperament, his anti-dvorianstvo policies, the hatred he engendered among his mother's committed supporters , his military reforms (which struck at the prestigious guards regiments ), and his foreign policies which ended by making enemies of both Austria and Britain, and, through the latter, threatened the interests of both foreign and domestic trading communities. Indeed, it appeared that there was scarcely a single important constituency which Paul did not offend. On the other hand, beginning with Dmitri Miliutin 's study of the Second Coalition, another and much more favourable ...

pdf

Additional Information

ISSN
2164-9731
Print ISSN
2166-4072
Pages
pp. 455-459
Launched on MUSE
2015-10-07
Open Access
No
Back To Top

This website uses cookies to ensure you get the best experience on our website. Without cookies your experience may not be seamless.