In lieu of an abstract, here is a brief excerpt of the content:

199 Ab Imperio, 1/2000 ЧИТАЯ Р. БРУБЕЙКЕРА С распадом Советского Союза и Югославии по миру прокатилось две волны. Одна волна принесла с собой многочисленные новые государства, элиты которых незамедлительно принялись создавать новые истории и символику для новых наций. Другая волна вызвала к жизни еще более многочисленные тексты, авторы которых пытаются выяснить, существуют ли какие-либо закономерности в появлении, исчезновении, конфликтах и столкновениях наций. Изучение нацио- нализма становится в академическом мире не менее обещающим пред- приятием, чем националистические программы в мире политическом. Как же разобраться в бесчисленных концепциях, авторы которых порой теоретизируют о событиях и местах, историю которых знают лишь понаслышке? Работа Роджерса Брубейкера “Мифы и заблуждения в изучении на- ционализма” дает яркое представление о том, насколько, во-первых, богата, а во-вторых, проблематична современная литература по теории национализма. В “Мифах...” Брубейкер подвергает острой критике шесть архетипичных подходов (лучше сказать, штампов) современных авторов, при помощи которых они пытаются объяснить один из слож- нейших феноменов современного мира – национализм. Откуда же у Брубейкера такое право, спросит читатель, судить множество ученых со всего мира? Предлагает ли он взамен свою, оригинальную теорию национализма? Сергей ГЛЕБОВ 200 С. Глебов, Читая Р. Брубейкера Брубейкер, один из наиболее ярких социологов сегодняшней Аме- рики, является продолжателем нескольких традиций.1 Чувствуя себя вполне уверенно в веберовской традиции рационализации современ- ного мира, Брубейкер удачно дополняет эту традицию социологией Пьера Бурдье, которая в свою очередь продолжает линию исследований Эмиля Дюркгейма и французской школы “символической” социологии. Сильное влияние теории институционализма позволяет Брубейкеру избегать многих ошибок, свойственных современной теоретической и особенно структуралистской мысли. И все же, несмотря на подобное богатое теоретическое наследие, Брубейкер отказывается от претензии на то, что его собственная работа может рассматриваться как еще одна “всеобъемлющая” теория. Скорее то, что предлагает Брубейкер, – это язык, терминология, с помощью которых мы можем пытаться описать ту часть социальной реальности, которую довольно обобщенно на- зываем национализмом. Одно из фундаментально важных положений Брубейкера состоит в том, что язык, которым мы описываем феномен национализма, за- имствован из практики, его термины – это категории социальной и политической практики, а следовательно, должны быть подвергнуты серьезному критическому разбору, прежде чем их можно будет ис- пользовать в языке анализа. Различие между теорией-анализом и практикой-политикой, происходящее из интеллектуальной традиции, представленной, в частности, Пьером Бурдье, определяет направление мысли Брубейкера. Отсюда и радикальное сомнение в реальности нации как группы и критика так называемого “онтологизма группы”, предполагающего не только сконструированность наций и иных соци- альных сообществ, но их онтологическую, “сущностную” реальность. Ведь понимание нации как реальной группы, существование которой дано a priori, заимствовано из категориального аппарата собственно националистов, политиков-практиков. Практики ищут пути решения национальных проблем, подвергают сомнению атрибуты нации (не1 Список наиболее важных публикаций Брубейкера включает в себя: Rogers Brubaker. The Limits of Rationality: an Essay on the Social and Moral Thought of Max Weber. London, 1984; Citizenship and Nationhood in France and Germany. Cambridge, Mass., 1994; Rogers Brubaker, Piotr Korcelli, Marc Miller. Eastern European Migrations. Florence, 1992; Rogers Brubaker. Nationalism Reframed: National Minorities, Nationalizing States, and External Homelands in the New Europe. Budapest, 1995; Rogers Brubaker. Nationalism Reframed: Nationhood and the National Question in the New Europe. Cambridge, UK, 1996. 201 Ab Imperio, 1/2000 гативные, такие как отсутствие собственной государственности, и позитивные, такие как наличие определенных границ территории), но не сомневаются в данности нации как таковой. В этом с ними едины и теоретики, которые сомневаются в историческом долгожительстве наций, указывают на их сконструированность и “изобретенность”, но, тем не менее, полагают существование наций реальностью. Роджерс Брубейкер предлагает несколько иное прочтение термина. Нация, согласно Брубейкеру, есть не более чем когнитивная, познава- тельная форма, в которую люди в определенных обстоятельствах об- лекают свои представления о социальном мире. Эта форма обладает элементом случайности, так как далеко не все этнические группы превращаются, даже в собственной иконографии, в нации. Кроме того, нация это практическая категория, которой пользуются политики для достижения собственных целей, в частности, укрепления и поддержа- ния режима власти. Подобное понимание нации позволяет Брубейкеру критически переоценить многие популярные в академической среде мифы. Напри- мер, теоретическое положение, гласящее, что нации были подавлены коммунистическим режимом и проснулись с распадом этого режима, принося с собой разрушение и войны. Указывая на то, что многие на- ции постсоветского периода были сконструированы в течение периода советского, Брубейкер замечает, что уровень институционализации национальности в режимах советского типа был необычайно высок, что национальность превратилась в советский период в одну из фун- даментальных категорий социального деления, в статус, предписан- ный государством каждому индивидууму от рождения. В силу этого, тезис “спящего национализма” не может считаться интеллектуально продуктивным и скорее уводит в сторону от понимания механизмов, движущих национальными процессами. Брубейкер является одним из немногих современных авторов, пишущих о национализме, которые отдают себе отчет в опасности “ориентализации” восточно-европейского опыта, его своеобразной стигматизации. Возможно, при взгляде из Калифорнии, преувеличен- ные различия между Западной и Восточной Европой теряют свою остроту; деление национализмов на гражданские, западные, и этни- ческие, восточные, представляется искусственным и схематичным и не приносит с собой никаких аналитических преимуществ. Скорее, подобное деление навязывает теоретические формы, под которые часто подгоняется эмпирический материал. 202 С. Глебов, Читая Р. Брубейкера Острокритическое восприятие теоретических позиции в совре- менных общественных науках приводит Брубейкера к необходимости не только пересмотреть многие категории анализа, но и предложить собственный словарь, при помощи которого можно описать явления национального порядка. Например, говоря о процессе создания наций в новых независимых государствах Восточной Европы, Брубейкер использует термин “национализирующее государство” вместо вполне укорененного выражения “национальное строительство”. Последний термин предполагает создание, в реальном и онтологическом смысле, наций в рамках государств. Брубейкер предлагает термин, который лишь указывает на степень вовлеченности государства в национальные процессы, в процессы превращения государства в некое “национальное государство”, государство, созданное для одной, “титульной” нации и носящее имя этой группы. Собственно, динамика национальных про- цессов современной Восточной Европы выражается для Брубейкера в конфликте и взаимодействии нескольких векторов – позиций “национа- лизирующего государства”, требований “национальных меньшинств” и политики “внешней Родины” этих национальных меньшинств. На- пример, для венгров в румынской Трансильвании Румыния является подобным национализирующим государством, утверждающим свое право на то, чтобы быть государством румын и для румын; Венгрия является “внешней Родиной”, часто предъявляющей права на защиту и поддержку своих “соотечественников” за рубежом, в то время как сами трансильванские венгры являются национальным меньшинством. Триада национализирующего государства, национального меньшинства и “внешней Родины” является, согласно Брубейкеру, одним из важней- ших движущих элементов национальных процессов в современной Восточной Европе. Таким образом, в представляемой работе Брубейкера читатели могут ознакомиться с наиболее распространенными постулатами со- временной теории национализма и с их критическим разбором. Среди этих постулатов – теория “парового котла”, представляющая весь восточноевропейский регион в виде пороховой бочки, реализм груп- пы, рассматривающий нации как внешне ограниченные и внутренне гомогенные сообщества, бинарная оппозиция восточный-этнический versus западный-гражданский национализм, теория манипуляции элит, разжигающих национальную вражду, “архитектурная” утопия решения национальных конфликтов и знаменитый принцип национального са- моопределения. Все эти теоретические постулаты часто встречаются 203 Ab Imperio, 1/2000 в литературе; ими пользуются как аналитическими инструментами; наконец, они служат обоснованием политических решений. Хочется надеяться, что наши читатели воспользуются возможно- стью, предоставленной Профессором Брубейкером и его любезным согласием опубликовать свою работу в нашем журнале. Именно эта работа, по нашему мнению, критически и остро вводит многие про- блемы современной теоретической мысли о национализме, особенно в Восточно-Европейском контексте, в научный оборот. Эта работа стимулирует мысль и вызывает много возражений. От имени редакции Ab Imperio, хотелось бы предложить нашим читателям выразить свое отношение к проблемам, обсуждаемым Профессором Брубейкером, и выслать в редакцию свои отзывы. В силу ограниченного объема отдельного номера журнала, публи- кация осуществляется в двух номерах. ...

pdf

Additional Information

ISSN
2164-9731
Print ISSN
2166-4072
Pages
pp. 199-203
Launched on MUSE
2015-10-07
Open Access
No
Back To Top

This website uses cookies to ensure you get the best experience on our website. Without cookies your experience may not be seamless.